Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Репосты из ФБ - за 4 марта

Начальник управления по связям СМИ и общественностью Генпрокуратуры Украины тут почитал растленные западные СМИ и ужаснулся: они пишут не в соответствии с руководящими дацзыбао из Киева и Вашингтона! Посмели, панимаш, поиграть в объективность и допустить вероятность вины организаторов майдана в кровопролитии: «из привычной для украинского восприятия черно-белой картины после прочтения «Reuters» и «Der Spiegel» получается что-то весьма размытое и неоднозначное. А сомнения страшная вещь», тоскует автор .

Вот это действительно страшная штука – сомнения. И только сейчас начинаешь понимать, в каком узеньком коридоре допусков они живут. Шаг влево, шаг вправо, прыжок на месте – и ты в геенне сомнений. Это мы тут можем позволить себе широкие вольницы и про «не все там бандеровцы», и по поводу «военторгов» и прочих «военно-отпускных сил РФ», и про возможные мирные жертвы с обеих сторон, и про всякий разный люд на «нашей» стороне в «их» конфликте, и про майданных снайперов любого происхождения, и даже о случайном сбитии боинга кем угодно. Потому как любое вольное и теоретическое допущение никак не изменяет диспозиции в целом и нашей позиции в частности.

Но для них-то не просто вероятность альтернативной версии – даже тень сомнения в единственно верном взгляде грозит крахом всей конструкции. А если Янукович ДЕЙСТВИТЕЛЬНО просто хотел отложить соглашение, как сделали потом его самозваные преемники? А если на майдане ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стреляли не его снайперы? А если Россия ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не хочет подчинить себе Украину? А если Запад ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочет не процветающей, а банально антироссийской Украины? А если Крым ДЕЙСТВИТЕЛЬНО захотел в Россию и имел на то право, и по истории, и по демократии, и по факту? А если самолет ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сбили свои? А если ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нет никакой российской агрессии, даже если Россия и помогает ополченцам (не террористам), и «АТО» - это просто массовое убийство, нужное власти для самосохранения?

Вы представляете, что насмерть рассорились с братом (ну пусть уже небратом), поубивали кучу людей – детей малых и женщин со стариками, порушили инфраструктуру, погубили экономику, раздули психоз национального масштаба – и все не на железных фактах, а на допущениях? А то и на прямом подлоге, как с пробиркой Колина Пауэлла. Что вам просто наговорили: «он называл тебя земляным червяком!».

Это же действительно страшно. Как убить кого-то или потерять любимого человека по наговору. Ведь с этим потом иногда тяжелее жить, чем с реальным сроком за содеянное – или даже не содеянное – преступление. Конечно, чем хорош коллективный угар – он не оставляет пространства для индивидуальных сомнений. Заметили, как только перемирие худо-бедно заработало, они сразу стали обсуждать цены на ЖКХ и гривну, драться в радах и критиковать Запад с Порошенкой? Ну и кому это надо? Кому война, а кому отмазка от г..на.

Конечно, любимая присказка у них – у вас, мол, тот же угар. Та самая «атмосфера ненависти», которая, как известно, грозит убить любого, кто некстати пошел погулять по околокремлевским мостам.

Тот, да не тот. Я посравнил, да посмотрел на пропаганду тут и там (а она, конечно, есть с обеих сторон в сравнимых масштабах), и таки нашел нюанс: наша вызывает негодование, а тамошняя – ненависть. Кому-то это одно и то же, но по мне это как – гнев и злоба: эмоция одинаковая по градусу, да разная на выходе.
Да, мы видели эти страшные кадры, мы оплакивали детей, мы обвиняли этих самодовольных неоарийцев – но не было этого «на гиляку» просто за то, что ты – другой. У нас даже на «Антимайдан» народ непросто собрать, потому как злобы не накопилось достаточно – это к вопросу об убийственной атмосфере. А у них это было еще ДО жертв. Вот поэтому-то: «родненькие, сыночки, убейте их всех там». Поэтому нет сочувствия сгоревшим заживо в Одессе. Поэтому нельзя сомневаться, что ты ведешь «священную войну с Россией». Ведь даже маленькое сомнение делает тебя не просто обманутым, но и соучастником. Нет-нет, лучше уж верить, что – война, АТО, боинг, небратья, Путин у ворот. И, разумеется - Запад нам поможет. Если, гад, не будет писать неправильных статеек.

Репосты из ФБ - за 28 февраля

Идеальная жертва. Известен на Западе, яркий антипутинец, смерть выгоднее "делу революции", чем дальнейшая жизнь. ТАМ действительно есть такие калькуляторы, и не сомневайтесь: "этот полезнее живым, а вот этому, пожалуй, пора и посакралить". Поэтому, кстати, МБХ пока вне опасности, хотя он известнее и масштабнее. Но в него еще верят. А вот Немцов уже, похоже, попал в категорию "с бесчувственного тела дивидендов больше; ничего личного". Круче был бы, пожалуй, только Каспаров (политический ноль на родине и фигура всемирной известности), но тот давно не ходит по околокремлевским мостам. А это принципиально: чтобы была картинка - в России, прямо у Кремля, убивают.

И это страшно, на самом деле. Любой оппозиционный политик должен всегда держать это в уме. Что и он может попасть в список идеальных жертв. И ему постоянно надо доказывать самым сильным мира сего, что он еще сгодится живым. Очевидцы рассказывали, что в жутком концлагере "Саласпилс" на территории Латвии, в котором у детей брали кровь для раненых гитлеровцев, дети просили охрану: "пожалуйста, не убивайте меня, я еще могу давать кровь...". Это не натяжка, не кощунство и не аллегория: мы имеем дело с силой, для которой политическая целесообразность оправдывает что угодно. Если нужно сбить самолет, его собьют. Если нужно соврать в ООН перед лицом миллиардов землян и показать фейковую пробирку ради начала агрессии - глазом не моргнут. Если нужно не заметить смерть детей - ее не заметят или даже обвинят их отцов, что те сами обстреливают собственные дома, потому что им Путин приказал.

Зря вы считаете, что все тут так очевидно. Какой, мол, смысл - ведь политик ранга статистической погрешности, без малейших перспектив и один из самых выгодных Кремлю в плане дискредитации оппозиции - короче, из тех, что надо беречь пуще любимого лабрадора. Qui prodest неоном горит на лбу у того, кто громче всех будет орать про "Путин убил!"

Это убивали не для нас. И не для завтрашней акции. И не для "русского майдана", во всяком случае, не в ближайшее время. Они - реалисты. Это убивали на свою аудиторию. Да, именно таков ее уровень. Кусок автобуса, паспорта "российских военных", пробирка Колина Пауэлла, танки 2008 года на кадрах 2015-го, "ну мы же с вами знаем, КТО мог убить"... Ведь что такое для них на слух "известный оппозиционный политик"? Это что-то уровня Саркози или хотя бы Маккейна. Именно это они сейчас и читают с лент: "Путин убил своего реального конкурента". Грязно, примитивно? Церемонии уже давно в стороне.

Нет смысла гадать, почему именно сейчас. Возможно, потому что никак не ожидали реального перемирия и отвода войск, что ломало бы картинку "коварного агрессора". Или уровень демонизации России и Путина стал резко падать. Или трансатлантическое соглашение опять забуксовало из-за раскола Европы по России. Да мало ли. Достаточно посмотреть, как пойдет информационное освоение факта.

Но на месте любого путиноборца я бы сейчас немедленно и громогласно заявил, что Путину его смерть совсем не выгодна. Это защитит его не от Путина - тому давно не до них, а от тех, кто может захотеть приписать ему такую выгоду.

А Немцова жаль, на самом деле. Это символ целой эпохи, вместе с Гайдаром или Чубайсом. Он был важен хотя бы в назидание. От него давно не было системных угроз, но собой он заполнял место, которое могли бы занять реально опасные персонажи. Собственно, возможно, потому его и убили. Освободить место новым, подрощенным, готовым не только доклады писать и с девушками бонвиванить, но и снайперов организовать, и бутылки горящие в полицию кидать, короче - убивать, а не говорить. Ставки выросли, говоруны 90-х должны уступить место парубиям, наливайченкам и прочим турчиновым. Эти не подведут, в нужную минуту маму родную не пожалеют, не то что страну.

Репосты из ФБ - за 13 февраля

Насколько же вбили в головы эти идиотские стереотипы: «свободные независимые люди выступают за евроинтеграцию, выходят на майдан, на Болотную, а им противостоят жертвы путинского ТВ, мечтающие о коррупции, Иване Грозном, Сталине и ГУЛАГе». И ведь верят, что поразительно. Потому что это сколь примитивный, столь и действенный прием: все, кто за нас – умные и начитанные, все кто против – просто недотягивают интеллектом, потому и против. Почитайте весь спектр от Улицкой до любой «майданской», и вы везде это найдете.

У меня 5000 человек в друзьях, и практически все, с кем довелось пообщаться – люди состоявшиеся, со сложившимся мировоззрением, самостоятельные и черпающие информацию из разных источников. Во всяком случае, час просмотра сайта «Эха Москвы» или «ВВС» не повергнет их в жизненный кризис: «как я до сих пор жил без правды?!! Будь проклят Киселев!!». Все всё понимают, оценивают. Сверяют с убеждениями и с альтернативной информацией.

Нам таких людей часто характеризуют как либералов. Ну, значит, мы и есть настоящие либералы. Если у тебя есть доход от сдачи квартиры, выданной советской властью твоим родителям, если ты веришь в «российскую агрессию против Украины» и прочитал десять статей с сайта «Сноб» - это не обязательно делает тебя глубоко и независимо мыслящей личностью, а любого твоего оппонента, не повторившего твоих интеллектуальных подвигов – быдлом. Просто есть люди, которые включают в свой набор ценностей семью, нацию, Отечество – но это делается свободно и осознанно, как ни противно это кому-то признать.

Но вообще – за что выступаем мы, за что сражаются ребята в Донбассе? В чем отличие их набора ценностей от восторженно поддерживаемых любым европейским Бернар-Анри ценностей «евромайдана»?

За свободу? Однозначно. На Донбасс и на Россию навалился самый мощный военный альянс в истории планеты, против них сговор и глобальный контроль «независимых» СМИ, экономические санкции и политический шантаж. А они всего лишь хотят решать свою судьбу свободно. Чтобы от них отстали.

За демократию? За права человека? Разумеется. Русские на Украине хотели демократического учета их мнения на основании европейских конвенций. Ориентация на Европу это гарантирует? Ребята, в Латвии уже чуть ли не народные патрули создают, которые будут «стучать» на тех, кто на рабочем месте говорит не на титульном языке. Это – Евросоюз-2015. Тот самый, который не был шокирован сгоревшими в Одессе и разбомбленными в Донбассе. Руководитель государства говорит, что хочет «восстановить украинство» на земле, где проживают русские, настаивает на единственном государственном языке и слышать не хочет даже об автономии. Разве не имеют право отстаивать свои права несогласные с этим? Кто сказал, что права «правосеков» котируются выше прав донбассцев? Потому что «правосеки» сейчас за Европу, играют на правильной стороне? Это, ребята, расизм. Мы демократы, а не вы. Право на самоуправление и уважение к правам нацменьшинств выше, чем недовольство золотыми унитазами Януковича. Не верите – почитайте конвенции Совета Европы.

За уважение к свободному выбору народа? А почему должен уважаться «свободный выбор» только в пользу евроатлантистов? Причем именно как строго антироссийский выбор. И что в нем свободного, если в него вложила не менее 5 миллиардов долларов только одна страна, не считая ЕС, который уже 20 лет пасется около украинских элит и убеждает их бросить Россию? Чем выбор «евромайдана» свободнее выбора Крыма?

Так получается, Донбасс сражается за те же самые ценности, которые себе присвоили творцы прошлогоднего переворота в Киеве. За которые их так поддерживает Европа. Любопытнее другое: а за что бьются этноукраинцы, «правосеки» и прочие нацгвардейцы? За Кончиту Вурст, за Европарламент, за гей-парады и однополые браки, за директиву из Брюсселя о надлежащей кривизне огурцов? Ой, что, неужели не за это? А за что тогда? За нацию, за территорию, за невмешательство чужих в ваши внутренние дела? Надо же… А вы в курсе, что все это – не в актуальном евротренде? И патриотизм там (как и среди ваших московских фанатов) – ругательство? За все это, например, нещадно критикуют венгров или Марин ле Пен.

Хуже того, вы не поверите: за все это бьется сегодня и Россия. Совсем ужасно: за это же с вами воюют ребята в Донецке и Луганске, которых вы обозвали и террористами, и российским спецназом. А они просто хотят решать свою судьбу, говорить на своем языке и чтобы их за это не обстреливали. Узнаете? Это ж ваши лозунги. Я понимаю, «Путин-выведи-войска» глаза застит. Но ваши-то бойцы уже давно поняли, что воюют не с Путиным, а со своими же – в недавнем прошлом. Но с сильно осерчавшими за ваши обстрелы их домов. Вам самим не страшно, что когда-то весь этот гигантский обман вскроется, и вы будете, как немцы в 45-м, бормотать, мол, вас обманули, вам рассказывали, что вы сражаетесь против неполноценных наций и против «большевистской угрозы всему цивилизованному миру»? У человека можно отобрать любое право, кроме права думать. Всё: пора.

Репосты из ФБ - за 21 января

Главное, что произошло у нас и в нас самих – это глубокое разочарование в Европе, прежде всего. Как в культурном, цивилизационном, метафизическом, если угодно, явлении. Разумеется, для того, чтобы разочароваться, надо сначала очароваться. И это было. Ведь многие искренне верили, что ТЕ – на голову выше нас, высококультурные сверхчеловеки (в пределах московского Садового кольца многие верят до сих пор). Так бывает, когда думаешь о ком-то, как о тонкой и одухотворенной личности, а выясняется, что он руководствуется примитивными животными инстинктами: пожрать, спариться, отпихнуть самца-конкурента. Так и тут: вместо культуры, справедливости и ценностей мы увидели тупой геополитический инстинкт. Четверть века не хотели в это поверить, но нас практически заставили силой.

Теперь, когда они там в очередной раз пыжатся, выдумывают новые санкции, по инерции считая себя моральными авторитетами, за дружбу с которыми должен биться каждый – мы смотрим на них с грустью, как на опустившегося человека, в которого еще недавно верили, как в самих себя.

Нет, наше отношение к Пизанской и Эйфелевой башням, к мюнхенскому и пражскому пиву ничуть не изменилось. Но Европа перестала быть чем-то сакральным, потусторонним, чем были колбасные евровитрины для первых советских и постсоветских туристов. Не потому, что там что-то изменилось – стали хуже дороги или машины. И не потому также, что мы сами возомнили о себе: себя мы, порой, не любим и не уважаем еще больше, чем европейцев. Треп либералов – «ну да, ну да, мы, типа, такие духовные, что гадим в подъездах, а они, развратно-загнивающие, моют улицы шампунем» - все это ни о чем. Не то, не то.

Мы не стали лучше, они не стали хуже. Просто мы увидели их без розовых очков. Такими, какие они есть. Не прынцами из сказок и не небожителями, а обычными людьми со своими комплексами, тараканами в головах и скелетами в шкафах. Мы ведь правда поверили, что «холодная война» закончилась, что не будет этого примитивного: «эти должны быть за нас, Россия без Украины – не империя, а здесь мы переворотик сварганим и своего человечка посадим, советничков ему подкинем; здесь бы провокацию покруче – самолетик там или еще какую маршрутку, и из всех независимых медиастволов залпом врежем, и новые санкции придумаем – побольнее, поизворотливее, с оттяжечкой».

С горечью мы смотрим на всю эту низкопробную суету тех, кого еще недавно уважали, считали примерами для себя, некой идеальной целью, к которой надо бы и нам стремиться – и ощущаем, что той недосягаемо высокой Европы, с которой нас связывали прежние идеалы общей веры и Просвещения, уже, видимо, не будет. А будет то холодный и расчетливый враг, включающий убитых русских в Донецке в свои калькуляции. То напыщенный бонвиван и сноб, считающий всех прочих расово (демократически, технологически, ценностно – не суть: для него это одно и то же) неполноценными. То занудный ментор, который вечно лезет в чужие дела и в итоге делает другим только хуже. То банальный Плюшкин, который всё подряд – страны, ценности, ресурсы, мигрантов – тащит в свою пыльную кучу и никак не может остановиться.

Произошло самое худшее из того, что могло произойти для «наших европейских партнеров» - нам стало практически всё равно, что они о нас думают. Хотя мы действительно так устроены, что порой ревностно относимся к тому, как нас видят другие – и за доброе слово можем последнюю рубаху отдать. И они тоже, в свою очередь, привыкли, что перед ними все заискивают, пренепременно стараясь понравиться и услышать похвалу из их уст.

До недавнего времени это совпадало. А теперь вдруг перестало – чего они еще не поняли. И всё еще по инерции считают, что уже очень скоро мы будем стремиться любой ценой восстановить свой имидж в их глазах, вернуть инвестиционное и всякое прочее доверие, заискивать, чтобы нас опять похлопали по плечу: «я, я – кароши рюсски мальтшик, дас ист дайн кредит-конфетка под маленьки процент, богати европейски дядя опять добри».

Но нам это уже неинтересно. Мы будем, конечно, стараться убрать всю эту напряженность, вернуть нормальную торговлю, снять остроту в сфере безопасности – но для нас это будет уже с другой Европой. Не с партнером, не с потенциальным союзником вследствие конвергенции и прочей интеграции, а с чужим своекорыстным субъектом, который всегда прятал свою грубую геополитическую лапу в лайковую перчатку высоких ценностей.

И это вовсе не так плохо. Трезвым в любом случае лучше быть, чем под кайфом необоснованного очарования по отношению к чужому. И все же, наверное, мы будем грустить по Европе – пусть нереальной и выдуманной нами – которую мы потеряли.

О национальной гордости великороссов

Вот мы все же не способны на великие чувства к другим народам. Особенно на негативные. Даже антисемитизм у нас какой-то бытовой. Все равно нам Марк Бернес близок так же, как Василий Шукшин. А стоило Рамзану встать с нами в строй – ну и где про «кормить Кавказ»?

Может, поэтому у нас русский национализм никак не заработает на полную катушку, как у прочих уважающих себя наций? На радость дворникам, рынкам и стройкам России, и в огорчение Холмогорову и иным спутникам несостоявшихся погромов. Они считают – мы не дотягиваем до национализма. Мне кажется, мы как-то наднациональны – то ли православное, то ли имперское, то ли интернационально-коммунистическое прошлое сказывается, то ли все вместе. Но чем больше мы смотрим на всяких херойствующих соседей, тем более пошлым нам это кажется. Не достойным зависти и уважения, а именно глубоко и безнадежно пошлым. За что потом, когда угар проходит, нациям часто бывает очень стыдно. Если даже удается избежать трибуналов.

Антиамериканизм? Да что нам делить с нормальными одноэтажными кукурузниками? А с итальянским или греческим фермером? Да, либеральные города и натовские «ястребы» - этих мы не воспринимаем. Но таки не по нацпризнаку. Если ты не убиваешь русских – мы про тебя вообще забыть можем. Вот кто с ходу назовет имя нынешнего грузинского президента? А сколько нам всякие тут рассказывали, что мы «такой личный неприязн испитываем – кущать нэ можэм»? И нет никакой неприязни – зато есть «Боржоми».

Ну не можем мы кого-то на гиляку за то, что он – другой национальности. Даже сволочь последнюю и убийцу. Пленных фашистов подкармливали. Которые к нам пришли ТАКОЕ вытворять – примерно на 5 Холокостов хватает. И что? Виновных в Холокосте ловят до сих пор по свету, русским же говорят: ваши погибшие миллионы – не считаются, раз после войны в половине Европы не было многопартийности и «Кока-колы». Вот это – ужас-ужас, а вы тут с вашими сожженными деревнями. Поэтому им и референдум в Крыму страшнее Одессы.

Зато как же мы любим тех, кто к нам хоть немного с пониманием. До смешного. Все долги прощаем – ребята, только не делайте антироссийских переворотов! Ну просто не превращайтесь в Украину, а? Ну разве так трудно без гиляк вменяемому человеку, которого еще не охмурили ксендзы с кружевными трусами и методичками на тему «Как победить коррупцию коллективными подпрыгиваниями»?

Может быть, всё это очень плохо. Что мы до упора наивно верим в братство и родство, как большевики в солидарность «немецких трудящихся» на фронте в 1917-м. Вместо того, чтобы сплотиться, выходить на площади в едином порыве, вводить, обходить с флангов, объявлять ультиматумы и войны из-за одного пленного капрала. До самого конца мы считаем, что у тех это – временное помутнение, которое скоро пройдет. Ну не может не пройти, в 21-м веке...

И это нам очень часто обходится весьма дорого – попытки верить в братство там, где другие полагаются на пропаганду и экономическое подчинение. Вполне возможно, неумение вовремя взбодрить национальное чувство – наша проблема. Но все равно не могу завидовать соседям, которым это удалось. Потому что их нацчувство стало банальным объектом манипуляции, когда проукраинский запал использовали против украинских интересов. Ведь у самих-то европейских наций национализм весьма и весьма евроскептичный.

Но зато мы гораздо острее чувствуем, когда нас хотят подчинить. Для нас абсолютный нонсенс, чтобы нация, дружно кричащая «слава моей стране – героям слава!», делала это ради договора, отменяющего госсуверенитет и взрывающего внутренний межнациональный мир. Патриотическое чувство в нас сильнее национального. Либо они просто совпадают. Повторюсь, может быть, это не есть хорошо. Я иногда даже завидую националистам. Потому что, например, когда вдруг вижу по самому первому каналу страны так называемый «русский шансон» - у меня рука тянется к пульту переключить на «Культуру», где показывают совсем не русского Джо Дассена.

Это никак не отменяет категорического императива, что надо помогать русским в Новороссии. Как, впрочем, и украинцам там же. И абхазам. И южным осетинам. И сербам. Всем, кому больше никто, кроме нас не поможет. Не все потом оказываются исторически благодарными, не все помнят добро больше зла. Но я все равно благодарю Бога, что я – москаль. Даже если меня сейчас какие-то другие народы не любят и наказывают именно за это. В такие минуты я радуюсь, что мы не похожи на них. Наверное, это тоже национализм.

"Брат 15"

Сначала намечались митинги. Потом аресты. Потом решили совместить. Узнику кремлевско-чекистских застенков дали условно, что, если задуматься, выглядит прямым оскорблением человеку, бросившему вызов Системе. Это что ж – всех усилий, разоблачений, срыва масок и слива сортиров – на какие-то жалкие условные 3,5 года? Даже брательнику больше дали. А тут – такой откровенный плевок в селфи: ты не достоин наших застенков, свободен.

Говорят, несостоявшийся узник хочет подать на апелляцию – но, мне кажется, апелляция ему сейчас нужна, как Кончите Вурст эпиляция. Впрочем – это его дело. Может, и уговорит таки кровавый режим на реальный срок. А то неудобно будет как-то явиться на «марш миллиардов» за собственное освобождение. Там уже и покрышки принесли, и боевых украинцев завезли, небесные снайперы на крышах сидят с огромной нашивкой «KGB» на ушанке, чтобы легче было снять CNN. Наверняка и сценаристы приехали с Украины – единственной страны мира, которая смогла превратить фарс в трагедию.

А что если сделать теперь Спасителем России брата? Собственно, какая разница, ради кого собираться, уж коли намылились? И какая богатая идея для либерального ответа ватному «Брату 2» получается – снять «Евробрат 15». Который поедет в Париж отстреливать белоэмигрантскую мафию князей Шаховских и прочих Шереметевых, подписавших письмо в поддержку России. Или взорвет казарму с «вежливыми людьми»: «вы мне, гады, за Севастополь ответите! Он был и есть украинский!». Он выпьет виски с Маккейном и спросит того: «вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? В тех жалких пяти миллиардах, которые вы вложили в майдан? Нет – сила в правде. А правда – не у того, у кого доллары, а у того, кто их печатает. Не за деньги мы сражаемся, но в нашей груди стучит пепел Санта Клааса! Крым будет украинским! Газ будет европейским! Путин будет Ходорковским!».

брат2

Кстати, самый лучший сценарий для политузников предложили наши украинские друзья. Летчица-наводчица Савченко, не выходя из подвалов Лубянки, делает головокружительную карьеру у себя на родине. Она уже избрана в парламент, в делегацию Украины в ПАСЕ. И это явно не предел. Догадываетесь, кто будет следующим президентом Украины? Да, прав, как всегда Жириновский: надо сажать – тогда люди растут. Кто творчески, как Достоевский, кто карьерно, как Савченко. У «распятого мальчика» Олега Навального теперь тоже могут возникнуть головокружительные перспективы. Министр в украинском правительстве – это минимум. И так, пазл за пазлом, мы смогли бы собрать в нашей пенитенциарной системе целое правительство Украины в застенках. Которое прямо оттуда, из недр, объявит нам войну и предложит сдаться.

Как переиграть Вторую мировую

Есть такой любопытный исторический факт – 24 июня 1941-го года, то есть через два дня после агрессии фашистской Германии против СССР, будущий президент США Гарри Трумэн опубликовал в "New York Times" статью, в которой был такой пассаж: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии».

Теперь смотрим: США (на троих с Украиной и Канадой) голосуют против резолюции ООН, осуждающей нацизм. А на днях затеяли странную возню с полу-приездом Обамы в Россию на юбилей Победы: как бы так отказаться, чтобы это выглядело не слишком одиозно?

Если посмотреть на эти телодвижения глазами Трумэна, то в них появляется вполне понятный смысл: раз Россия (СССР) вышла из той войны победительницей, получив массу преимуществ, то сегодня было бы логично… переиграть Вторую мировую. Но уже по сценарию (в «Цивилизацию» играли?) «союзники за Германию и против СССР». С высадкой десанта в 1944-м не в Нормандии, а под Архангельском или Мурманском. Или, скажем, в Крыму. С признанием, наконец, что Гитлер – это таки «свой сукин сын». Европеец. В отличие от.

Хотя десант – это пока, конечно, в компьютерном сценарии. А в реальном – санкции, нефтяные цены, информационная агрессия, политический шантаж, медиа-диверсионные группы внутри страны и т.п. Хотя тут тоже все по сценарию: есть злой диктатор, есть свободный мир, и вот добро мочит зло со страшной силой, развернуты операции «Непрошибаемая свобода», «Буря в стакане» и т.п. Джойстики правителей дымятся от радостного игрового азарта.

Collapse )

Так держать, братушки!

Старый советский анекдот. В СССР приезжает Софи Лорен. Один грузин путем многочисленных взяток и уговоров прорывается к ней в гостиницу и просит: «Умалаю, когда будэтэ улэтать, памашитэ рукой и скажите: Гиви – дасвыданыя! Вот – фамыльное кольцо отдам!».
Уговорил. Звезда поднимается по трапу самолета, мило улыбаясь, машет рукой и кричит:
- Арриведерчи, Гиви!
Гиви, отворачиваясь, отмахивается рукой:
- А, надаэла…

Президент Литвы Даля Грибаускайте гордо заявила, что отказывается общаться с Президентом России Владимиром Путиным. «А, надоел! Звонит и звонит, свидания просит…». Я даже не знаю, как быстро Великий и Ужасный оправится от такого удара: кольцо замкнулось, изоляция тотальна. Ведь вся надежда была на Грибаускайте. Но Президент Литвы наглядно продемонстрировала, что Вильнюсская Высшая партийная школа круче Высшей школы КГБ.

А всё потому, что нет ничего сильнее убеждений. Как сказала бы Кончита Вурст, «бороду-то сбрить можно, но вот с мыслями как быть…?». Ценности – они такие, раз проникли в душу – предать невозможно. Сначала ты совершенно искренне говоришь, что вы с русскими – братья навек, «дружба – фройндшафт», «кабачок 13 стульев» и Филипп Киркоров. Но подул ветер перемен, и оказывается – и вовсе никакая не дружба, а оккупация, террор, и вообще мы, на самом деле, всегда не любили этих русских. Потому нас и взяли юберменши в свою тусовку, и мы теперь с ними снимем «четыре нациста и собаку». Хотя и там, при развитОм капитализме, вдруг порой возникает ощущение «дежавю»: «раньше «Правда», а сегодня The New York Times… Раньше нами руководила Москва, а сегодня Вашингтон. И попробуй выбиться из рядов послушных дураков».

Как говорил на XXVII съезде КПСС уважаемый гость, Генеральный секретарь Болгарской коммунистической партии товарищ Тодор Живков, «В мрачные времена фашизма Болгарская коммунистическая партия провозгласила лозунг <Союз с СССР!>, с тех пор для нашего народа нет иного, более насущного призыва. Ибо таковы чувства и мысли болгарских коммунистов, таковы чувства и мысли всего нашего народа. (Аплодисменты.)
Выражая эти мысли и чувства перед вами, я хочу от имени болгарского народа сказать вам, делегатам съезда, всем советским коммунистам, всем советским братьям и сестрам:
- Так держать, братушки! (Аплодисменты.)
».

Теперь же Президент Болгарии не менее искренне говорит: Болгария была искусственно оторвана от европейской семьи, но «Вопреки этому, мы, болгары, не отступили от своих исторических идеалов – занять свое достойное место среди европейских народов». «Европейский союз не внешняя политика Болгарии, он наша семья».
Это раньше была зависимость, зато теперь - полная свобода и суверенитет.
Так держать, братушки! (Аплодисменты).

А тем временем Конгресс США объявил России «холодную войну», приняв 758 «страшную рассказку». Нет, все это, конечно же, прискорбно, но, глядя на очередные ритуальные танцы американцев перед наскальным изображением своего врага, мне почему-то подумалось:

Продвижение демократии – Вьетнам – война – 2 миллиона погибших мирных жителей – поражение США.
Продвижение демократии – Афганистан – война - десятки тысяч погибших мирных жителей – вывод войск США.
Продвижение демократии – Ирак – «оружие массового поражения» Саддама – война – сотни тысяч погибших мирных жителей – ИГИЛ.
Продвижение демократии – Ливия – война – расправа над лидером государства - «wow!» – сотни тысяч погибших мирных жителей – хаос.
Продвижение демократии – Украина – госпереворот – печеньки – война – 4000 убитых – хаос.
Слушайте, может, в ̶консерватории демократии что-то поправить?

По "курсу гречки"

Ну а как еще вас заставить покупать гречку, а не доллары?
Ведь что еще неделю назад все ажиотажно обсуждали? Правильно, курс доллара. А теперь все дружно обсуждают курс гречки. И закупают впрок ее, родимую, а не зеленую бумагу импортную. Что имеем? Рубли, которые еще вчера несли в обменники, теперь обеспечили мощный спрос на сугубо патриотический продукт, который никак нельзя заподозрить ни в тайных связях с импортом, ни в неурожае. Заодно и другим крупам перепало.

Итог? Поддержан отечественный крупопроизводитель, население затарилось долгоиграющим продуктом и готово к любым испытаниям, а «зеленый» обиженно просел. Впрочем, все ж таки те крупоторговцы, что в наше непростое время использовали ситуацию в целях сверхнаживы, конечно презлые. Однополые (в плохом смысле). Но даже если: все равно всё в семью, а не в Федеральную резервную систему США.

А вот нам наши «друзья народа» говорят, дескать, не важно, что скупают – доллары или гречу, это все равно – «черная метка» власти. Но мне кажется, что это не столько недоверие к своей власти, сколько абсолютная уверенность в Западе: эти точно будут пакостить нам минимум в течение срока хранения крупы. Население деловито организует личные Стабфонды, депонируя их и в американских и европейских ценных бумагах, и в товарах долгого залегания. Перспектива затяжного конфликта рассматривается населением не как грядущая катастрофа и как с ней бороться, а как эдакое рутинное мероприятие, типа, по подготовке домашних животных к зимовке.

Кстати, о зимовке. У нынешних юбиляров (как-никак, годовщина у соседей, с которой им самим пока не ясно – праздновать или траур вводить) особые заботы на сей счет. Говорят, в Киеве в этом году отменили Деда Мороза и Снегурочку. В этом судорожном жесте и правда есть что-то такое сказочно-детское: а вдруг, если отменить бородатого ватника из природного хладокомбината, зима не придет вовсе, и отопительный сезон отменится назло кацапам?

Как детском же анекдоте: звери на собрании выбрали Царем зверей зайца. Но волк не был на собрании…Дед Мороз тоже не знал про то, что его отменили, и таки пришел на Украину строго по календарю. Чем проявил свою глубоко контрреволюционную сущность.

Впрочем, зуб на матерого москальского хладагента у Украины имеется уже давно. Еще когда он ласково так спросил новую власть, пришедшую в лес под елку на переговоры по газу: «Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? За газ платить не пора ли?», и вдруг услышал грубое: «Да ты что, старый, очумел? Подавай быстрей жениха, и скидку на газ. Да побольше!».

Зато президент Литвы, бывший преподаватель Вильнюсской высшей партийной школы, кандидат экономических наук по специальности "политическая экономия социализма" Даля Грибаускайте обозвала Россию «террористическим государством». Причем для верности аж два раза обозвала – вдруг слон не услышит микроволкодава? И теперь становится абсолютно понятным основной смысл вступления в НАТО государств, типа Литвы. Из-под надежной крыши брюссельской ОПГ можно практически безнаказанно показывать языки и обзывать «земляными червями» кого угодно, не боясь заслуженного ответного подзатыльника. А представьте, что Литва была бы обычным независимым государством? Дипломатия, вежливость, лавирование, учет интересов всех соседей были бы ее скорбным уделом. А вот с бугаями из НАТО за спиной показывай козу сколько и кому угодно. Нет, определенно – только ради этого сладкого самоудовлетворения стоило предаться детскому греху атлантизма.

Но нам выпало жить в единственной стране мире, которой не нужно вступать в НАТО, чтобы называть вещи своими именами. Если видим, скажем, агрессию без санкции ООН или липовые доказательства наличия ОМП – так и говорим в душевной простоте. На зависть тем, кто имеет право облаять из-под крыши только тех, кто вне крыши. Да, независимая внешняя (да и внутренняя, без печенек) политика – это жуткая роскошь по нашим временам. Гречка дорожает, опять же. Но, боюсь, бывший преподаватель Вильнюсской высшей партийной школы не поймет, какой это кайф – иметь возможность говорить правду про всех, не боясь, что завтра к тебе с недоумениями придет посол США.

Короче, за настоящую незалэжность, господа европейцы!

перловка

Сказ про Евро-Атланта - молодца и упрямую девицу, загулявшую с азиятами

И пошел по всей блогосфере-матушке протяжный стон Русской Интеллигенции™. Заголосила Совесть нации™ траурный марш «Прощание славянки с Европой». Запродали ее супротив воли, отдали вместо европрынца-красавца на белом гелендемерине в Орду басурманскую. Они плачут в мобильные телефоны, названивая цивилизованному миру™: «милый мой Евро-Атлант, отныне мои сырьевые придатки будут отданы азиятам-варварам в вечное пользование… Вместо твоего крепкого хамона, что снится мне одинокими ночами, посадят меня на рис да кумыс…».

принц

Collapse )