Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Репосты из ФБ - за 4 марта

Начальник управления по связям СМИ и общественностью Генпрокуратуры Украины тут почитал растленные западные СМИ и ужаснулся: они пишут не в соответствии с руководящими дацзыбао из Киева и Вашингтона! Посмели, панимаш, поиграть в объективность и допустить вероятность вины организаторов майдана в кровопролитии: «из привычной для украинского восприятия черно-белой картины после прочтения «Reuters» и «Der Spiegel» получается что-то весьма размытое и неоднозначное. А сомнения страшная вещь», тоскует автор .

Вот это действительно страшная штука – сомнения. И только сейчас начинаешь понимать, в каком узеньком коридоре допусков они живут. Шаг влево, шаг вправо, прыжок на месте – и ты в геенне сомнений. Это мы тут можем позволить себе широкие вольницы и про «не все там бандеровцы», и по поводу «военторгов» и прочих «военно-отпускных сил РФ», и про возможные мирные жертвы с обеих сторон, и про всякий разный люд на «нашей» стороне в «их» конфликте, и про майданных снайперов любого происхождения, и даже о случайном сбитии боинга кем угодно. Потому как любое вольное и теоретическое допущение никак не изменяет диспозиции в целом и нашей позиции в частности.

Но для них-то не просто вероятность альтернативной версии – даже тень сомнения в единственно верном взгляде грозит крахом всей конструкции. А если Янукович ДЕЙСТВИТЕЛЬНО просто хотел отложить соглашение, как сделали потом его самозваные преемники? А если на майдане ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стреляли не его снайперы? А если Россия ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не хочет подчинить себе Украину? А если Запад ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочет не процветающей, а банально антироссийской Украины? А если Крым ДЕЙСТВИТЕЛЬНО захотел в Россию и имел на то право, и по истории, и по демократии, и по факту? А если самолет ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сбили свои? А если ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нет никакой российской агрессии, даже если Россия и помогает ополченцам (не террористам), и «АТО» - это просто массовое убийство, нужное власти для самосохранения?

Вы представляете, что насмерть рассорились с братом (ну пусть уже небратом), поубивали кучу людей – детей малых и женщин со стариками, порушили инфраструктуру, погубили экономику, раздули психоз национального масштаба – и все не на железных фактах, а на допущениях? А то и на прямом подлоге, как с пробиркой Колина Пауэлла. Что вам просто наговорили: «он называл тебя земляным червяком!».

Это же действительно страшно. Как убить кого-то или потерять любимого человека по наговору. Ведь с этим потом иногда тяжелее жить, чем с реальным сроком за содеянное – или даже не содеянное – преступление. Конечно, чем хорош коллективный угар – он не оставляет пространства для индивидуальных сомнений. Заметили, как только перемирие худо-бедно заработало, они сразу стали обсуждать цены на ЖКХ и гривну, драться в радах и критиковать Запад с Порошенкой? Ну и кому это надо? Кому война, а кому отмазка от г..на.

Конечно, любимая присказка у них – у вас, мол, тот же угар. Та самая «атмосфера ненависти», которая, как известно, грозит убить любого, кто некстати пошел погулять по околокремлевским мостам.

Тот, да не тот. Я посравнил, да посмотрел на пропаганду тут и там (а она, конечно, есть с обеих сторон в сравнимых масштабах), и таки нашел нюанс: наша вызывает негодование, а тамошняя – ненависть. Кому-то это одно и то же, но по мне это как – гнев и злоба: эмоция одинаковая по градусу, да разная на выходе.
Да, мы видели эти страшные кадры, мы оплакивали детей, мы обвиняли этих самодовольных неоарийцев – но не было этого «на гиляку» просто за то, что ты – другой. У нас даже на «Антимайдан» народ непросто собрать, потому как злобы не накопилось достаточно – это к вопросу об убийственной атмосфере. А у них это было еще ДО жертв. Вот поэтому-то: «родненькие, сыночки, убейте их всех там». Поэтому нет сочувствия сгоревшим заживо в Одессе. Поэтому нельзя сомневаться, что ты ведешь «священную войну с Россией». Ведь даже маленькое сомнение делает тебя не просто обманутым, но и соучастником. Нет-нет, лучше уж верить, что – война, АТО, боинг, небратья, Путин у ворот. И, разумеется - Запад нам поможет. Если, гад, не будет писать неправильных статеек.

Репосты из ФБ - за 13 февраля

Насколько же вбили в головы эти идиотские стереотипы: «свободные независимые люди выступают за евроинтеграцию, выходят на майдан, на Болотную, а им противостоят жертвы путинского ТВ, мечтающие о коррупции, Иване Грозном, Сталине и ГУЛАГе». И ведь верят, что поразительно. Потому что это сколь примитивный, столь и действенный прием: все, кто за нас – умные и начитанные, все кто против – просто недотягивают интеллектом, потому и против. Почитайте весь спектр от Улицкой до любой «майданской», и вы везде это найдете.

У меня 5000 человек в друзьях, и практически все, с кем довелось пообщаться – люди состоявшиеся, со сложившимся мировоззрением, самостоятельные и черпающие информацию из разных источников. Во всяком случае, час просмотра сайта «Эха Москвы» или «ВВС» не повергнет их в жизненный кризис: «как я до сих пор жил без правды?!! Будь проклят Киселев!!». Все всё понимают, оценивают. Сверяют с убеждениями и с альтернативной информацией.

Нам таких людей часто характеризуют как либералов. Ну, значит, мы и есть настоящие либералы. Если у тебя есть доход от сдачи квартиры, выданной советской властью твоим родителям, если ты веришь в «российскую агрессию против Украины» и прочитал десять статей с сайта «Сноб» - это не обязательно делает тебя глубоко и независимо мыслящей личностью, а любого твоего оппонента, не повторившего твоих интеллектуальных подвигов – быдлом. Просто есть люди, которые включают в свой набор ценностей семью, нацию, Отечество – но это делается свободно и осознанно, как ни противно это кому-то признать.

Но вообще – за что выступаем мы, за что сражаются ребята в Донбассе? В чем отличие их набора ценностей от восторженно поддерживаемых любым европейским Бернар-Анри ценностей «евромайдана»?

За свободу? Однозначно. На Донбасс и на Россию навалился самый мощный военный альянс в истории планеты, против них сговор и глобальный контроль «независимых» СМИ, экономические санкции и политический шантаж. А они всего лишь хотят решать свою судьбу свободно. Чтобы от них отстали.

За демократию? За права человека? Разумеется. Русские на Украине хотели демократического учета их мнения на основании европейских конвенций. Ориентация на Европу это гарантирует? Ребята, в Латвии уже чуть ли не народные патрули создают, которые будут «стучать» на тех, кто на рабочем месте говорит не на титульном языке. Это – Евросоюз-2015. Тот самый, который не был шокирован сгоревшими в Одессе и разбомбленными в Донбассе. Руководитель государства говорит, что хочет «восстановить украинство» на земле, где проживают русские, настаивает на единственном государственном языке и слышать не хочет даже об автономии. Разве не имеют право отстаивать свои права несогласные с этим? Кто сказал, что права «правосеков» котируются выше прав донбассцев? Потому что «правосеки» сейчас за Европу, играют на правильной стороне? Это, ребята, расизм. Мы демократы, а не вы. Право на самоуправление и уважение к правам нацменьшинств выше, чем недовольство золотыми унитазами Януковича. Не верите – почитайте конвенции Совета Европы.

За уважение к свободному выбору народа? А почему должен уважаться «свободный выбор» только в пользу евроатлантистов? Причем именно как строго антироссийский выбор. И что в нем свободного, если в него вложила не менее 5 миллиардов долларов только одна страна, не считая ЕС, который уже 20 лет пасется около украинских элит и убеждает их бросить Россию? Чем выбор «евромайдана» свободнее выбора Крыма?

Так получается, Донбасс сражается за те же самые ценности, которые себе присвоили творцы прошлогоднего переворота в Киеве. За которые их так поддерживает Европа. Любопытнее другое: а за что бьются этноукраинцы, «правосеки» и прочие нацгвардейцы? За Кончиту Вурст, за Европарламент, за гей-парады и однополые браки, за директиву из Брюсселя о надлежащей кривизне огурцов? Ой, что, неужели не за это? А за что тогда? За нацию, за территорию, за невмешательство чужих в ваши внутренние дела? Надо же… А вы в курсе, что все это – не в актуальном евротренде? И патриотизм там (как и среди ваших московских фанатов) – ругательство? За все это, например, нещадно критикуют венгров или Марин ле Пен.

Хуже того, вы не поверите: за все это бьется сегодня и Россия. Совсем ужасно: за это же с вами воюют ребята в Донецке и Луганске, которых вы обозвали и террористами, и российским спецназом. А они просто хотят решать свою судьбу, говорить на своем языке и чтобы их за это не обстреливали. Узнаете? Это ж ваши лозунги. Я понимаю, «Путин-выведи-войска» глаза застит. Но ваши-то бойцы уже давно поняли, что воюют не с Путиным, а со своими же – в недавнем прошлом. Но с сильно осерчавшими за ваши обстрелы их домов. Вам самим не страшно, что когда-то весь этот гигантский обман вскроется, и вы будете, как немцы в 45-м, бормотать, мол, вас обманули, вам рассказывали, что вы сражаетесь против неполноценных наций и против «большевистской угрозы всему цивилизованному миру»? У человека можно отобрать любое право, кроме права думать. Всё: пора.

Война? А вы к ней готовы?

Хотел сказать предельно просто: нет таких высоких идей, ради которых надо устраивать бойню безоружным людям. Осуждать, штрафовать, делать дипломатические демарши, давать «двушечку» - это можно, если по закону. Но вот так, глумясь своим вооруженным превосходством над цивилистами – это подлость, которую не оправдать никаким благородным гневом. Мои соболезнования Франции.

Хотел ограничиться этим. Но потом посмотрел эти самые карикатурки. Которые теперь защищают, как свободу слова. Если это – свобода слова, то мне, честно говоря, страшно за само слово. Особенно в день Рождества Бога Слова. Да, теоретически, у себя дома можно делать, что хочешь. Но на дворе глобализация. «У себя дома» теперь – это в своем жилище и с выключенным айфоном. Все прочее – публичная деятельность на всю планету.

Да, вы живете в постхристианском обществе. И потому легко возражаете: «рисуйте в ответ карикатуры на Христа – но зачем же убивать?». Прекрасно понимая, что нападки на Христа вас не тронут. Ибо в вашем либеральном обществе вера – это обычная заморочка, которую можно толерировать, пока она не мешает другим. Как пчеловодство или гомосексуализм.

Но в глобальном мире есть те, для кого это – не заморочка. Для кого бог, пророки, святые – это даже больше, чем для вас самые близкие люди. И вот представьте, что вашу малолетнюю дочь нарисуют трахающейся с бомжами. Коллаж вашей голой матери в непотребном виде разместят в СМИ, доступных всей планете. А в суд подать нельзя, потому что вся это похабень – Великая Духовная Ценность государства, где это размещено. Я не знаю, как среагируете вы лично, но не нужно быть религиоведом, чтобы догадаться о возможной реакции горячих исламистских парней. Помните нашу любимую присказку про всякие танцы в православных храмах: «а слабо то же самое – в мечети?». Ну вот это оно и есть.

Еще раз: никто не уговаривает принять ислам. И даже специально изучать, что там можно, а что – нет. Но тот, кто постил картинки про вашу дочь и вашу маму, тоже имеет право их не уважать и не понимать. Однако после публикации фоток вам это будет уже не важно, потому что он перешел черту. И если вы набьете ему морду, то вас могут осудить, но свои будут считать вас правым.

А что делали сами «цивилизованные»? Они что, посчитали, например, законодательство об однополых браках другой страны ее внутренним делом, которое надо уважать? Нет, они устроили информационный террор Играм в Сочи. Им не понравилось неуважение к правам человека (т.е. оскорбление чужих западных «святынь») в некоторых нефтяных странах – и они развязали полноценные военные агрессии. Десятки и сотни тысяч убитых – «гуманитарная операция», 12 человек – террор? Украинские евроваххабиты сожгли заживо людей в Одессе – в ценности вписывается? Не все убитые равны – есть те, которые равнее? А вы не заметили, ребята, что на вас нападают ваши же креатуры, которых вы натравливали на других – Бен Ладен, которого растили и тренировали для войны с Советами, исламские боевики, которых избавили от Саддама и натравили на Асада? Совсем не удивлюсь, если следующими, кто вас подорвет, будут украинские правосеки.

Но это еще не главное. Я-то могу принять, что ваша ценность – это право на сознательное хамство в отношении чужих святынь. И вы, наверное, готовы за это воевать, класть жизни, свои и чужие, как исламисты за Мухаммеда. То есть, выходит, вы наприглашали к себе миллионы плохо ассимилируемых людей с принципиально иными ценностями – и собираетесь убеждать их этими картинками отказаться от своих убеждений? Это какой же глубокой верой надо самим обладать при этом – верой в свои службы безопасности…

Мощные митинги прошли накануне в Германии – против исламизации Европы. Не менее мощными были и протесты – против ксенофобии. Кто из них прав? Оба правы, и оба – не правы. Ведь если вы провозгласили либеральные принципы, то миллионы приглашенных исламских пассионариев в конце концов заставят вас считаться с ними, используя ваши же нормы. Но если вы хотите этому сопротивляться и сохраниться как цивилизация, как европейские нации, то вам нужно сворачивать нафиг свой либерализм, пока вас не победили более сильные цивилизации. Сильные не технологиями, а духом и верой. Да, подзабытые штуки, но весьма действенные, оказывается. И вот этому вы хотите противопоставить потребительство, окна Овертона, карикатуры и Кончиту Вурст? Вместо семьи, веры, нации и Отечества? Не хочу огорчать и ванговать, но вы проиграете. Потому что ваши ценности – фейковые, и вы это подсознательно чувствуете. Это не ценности, а набор утилитарных норм поведения в сытых государствах: выборы между одинаковыми системными партиями, свобода одинаковых системных СМИ, свобода и уважение любому извращению, если оно не мешает соседям.

Зря вы не слушали Путина валдайско-сочинского. Это он вам говорил, а не нам. Увы, бесполезно: страшнее медведя зверя нет, «дранг нах Остен», экс ориенте никакого люкса, у нас – ценности, у русских – мракобесие и отсталость. Какой, на фиг, терроризм, когда надо Украину отжать? Вот это – цивилизационная задача.

Несколько лет назад Меркель, не поверите, сказала буквально: «У нас не слишком много ислама, у нас слишком мало христианства». Понятно, это дань памяти тому, что ее партия пока называется христианской. Хотя в реальности нет больше никаких христианских, консервативных, социал-демократических, республиканских и демократических партий – а просто 50 оттенков одного серого либерализма. Все старые споры закончены, воцарился консенсус вокруг карикатур и бороды Святой Кончиты-великомуженицы. Этим, конечно, можно соблазнить народы с зачаточно-романтическими представлениями о демократии, вроде грузинского или украинского. Но это не работает против ребят, которым перестрелять в евростолице редакцию известного журнала – как два пальца обсосать. Можно полагаться на спецслужбы, при этом из принципа наращивать градус карикатурного хамства, ополчая против себя не сотни, а сотни миллионов, и беря врага на «слабо». Но ему-то не слабо. А вот про вас – не знаю.

О национальной гордости великороссов

Вот мы все же не способны на великие чувства к другим народам. Особенно на негативные. Даже антисемитизм у нас какой-то бытовой. Все равно нам Марк Бернес близок так же, как Василий Шукшин. А стоило Рамзану встать с нами в строй – ну и где про «кормить Кавказ»?

Может, поэтому у нас русский национализм никак не заработает на полную катушку, как у прочих уважающих себя наций? На радость дворникам, рынкам и стройкам России, и в огорчение Холмогорову и иным спутникам несостоявшихся погромов. Они считают – мы не дотягиваем до национализма. Мне кажется, мы как-то наднациональны – то ли православное, то ли имперское, то ли интернационально-коммунистическое прошлое сказывается, то ли все вместе. Но чем больше мы смотрим на всяких херойствующих соседей, тем более пошлым нам это кажется. Не достойным зависти и уважения, а именно глубоко и безнадежно пошлым. За что потом, когда угар проходит, нациям часто бывает очень стыдно. Если даже удается избежать трибуналов.

Антиамериканизм? Да что нам делить с нормальными одноэтажными кукурузниками? А с итальянским или греческим фермером? Да, либеральные города и натовские «ястребы» - этих мы не воспринимаем. Но таки не по нацпризнаку. Если ты не убиваешь русских – мы про тебя вообще забыть можем. Вот кто с ходу назовет имя нынешнего грузинского президента? А сколько нам всякие тут рассказывали, что мы «такой личный неприязн испитываем – кущать нэ можэм»? И нет никакой неприязни – зато есть «Боржоми».

Ну не можем мы кого-то на гиляку за то, что он – другой национальности. Даже сволочь последнюю и убийцу. Пленных фашистов подкармливали. Которые к нам пришли ТАКОЕ вытворять – примерно на 5 Холокостов хватает. И что? Виновных в Холокосте ловят до сих пор по свету, русским же говорят: ваши погибшие миллионы – не считаются, раз после войны в половине Европы не было многопартийности и «Кока-колы». Вот это – ужас-ужас, а вы тут с вашими сожженными деревнями. Поэтому им и референдум в Крыму страшнее Одессы.

Зато как же мы любим тех, кто к нам хоть немного с пониманием. До смешного. Все долги прощаем – ребята, только не делайте антироссийских переворотов! Ну просто не превращайтесь в Украину, а? Ну разве так трудно без гиляк вменяемому человеку, которого еще не охмурили ксендзы с кружевными трусами и методичками на тему «Как победить коррупцию коллективными подпрыгиваниями»?

Может быть, всё это очень плохо. Что мы до упора наивно верим в братство и родство, как большевики в солидарность «немецких трудящихся» на фронте в 1917-м. Вместо того, чтобы сплотиться, выходить на площади в едином порыве, вводить, обходить с флангов, объявлять ультиматумы и войны из-за одного пленного капрала. До самого конца мы считаем, что у тех это – временное помутнение, которое скоро пройдет. Ну не может не пройти, в 21-м веке...

И это нам очень часто обходится весьма дорого – попытки верить в братство там, где другие полагаются на пропаганду и экономическое подчинение. Вполне возможно, неумение вовремя взбодрить национальное чувство – наша проблема. Но все равно не могу завидовать соседям, которым это удалось. Потому что их нацчувство стало банальным объектом манипуляции, когда проукраинский запал использовали против украинских интересов. Ведь у самих-то европейских наций национализм весьма и весьма евроскептичный.

Но зато мы гораздо острее чувствуем, когда нас хотят подчинить. Для нас абсолютный нонсенс, чтобы нация, дружно кричащая «слава моей стране – героям слава!», делала это ради договора, отменяющего госсуверенитет и взрывающего внутренний межнациональный мир. Патриотическое чувство в нас сильнее национального. Либо они просто совпадают. Повторюсь, может быть, это не есть хорошо. Я иногда даже завидую националистам. Потому что, например, когда вдруг вижу по самому первому каналу страны так называемый «русский шансон» - у меня рука тянется к пульту переключить на «Культуру», где показывают совсем не русского Джо Дассена.

Это никак не отменяет категорического императива, что надо помогать русским в Новороссии. Как, впрочем, и украинцам там же. И абхазам. И южным осетинам. И сербам. Всем, кому больше никто, кроме нас не поможет. Не все потом оказываются исторически благодарными, не все помнят добро больше зла. Но я все равно благодарю Бога, что я – москаль. Даже если меня сейчас какие-то другие народы не любят и наказывают именно за это. В такие минуты я радуюсь, что мы не похожи на них. Наверное, это тоже национализм.

"Это уже Европа или будет еще хуже?"

Пожилой еврей спрашивает представителя власти, вышедшего общаться с народом в Киеве:
- Простите, это уже Европа или будет еще хуже?
Это парафраз старого советского анекдота про «коммунизм». Но мифологизированный «европейский путь» сегодня в полной мере заменил эту идеологему.

Вообще, чем дальше, тем больше ощущается, что «евромайдан» – это история грандиозного обмана целой нации. Когда массы людей и их вполне искренние (потому что умело подогретые) чувства использовали и двинули против одного, чтобы достичь совсем другого.
Ну какой стране удалось победить коррупцию при помощи переворота, а не посредством скучного развития институтов гражданского общества, самоорганизации и мирной активности населения? И кто сказал, что для всего этого нужно все экономические яйца переложить в одну корзину, да еще отдав ее на хранение незнакомым людям, которые пришли к вам впаривать «чудо-европылесос, мгновенно очищающий от коррупции, олигархии и колорадских жуков»?

Тут уже прямым текстом заговорили: «хотя соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной может иметь критическое значение для начала украинских реформ, из-за отсутствия договоренности с Россией эта сделка легко может оказаться бесполезной. Этот документ был заключен на основе предположения о том, что экономические связи с Россией сохранятся. Брюссель не думал о компенсации Украине за разрыв этих связей».

Еще раз, для самых непонятливых: вся эта «ассоциация», весь этот пафосный треп про «европейский выбор» был не ради самой Украины. Вся сделка имеет смысл при единственном условии: наличии таможенной дыры на российском направлении. Целью был не вожделенный "огромный украинский рынок сбыта", и не «лакомые куски» ее экономики, а действительно важный рынок все того же «Таежного союза», от которого так бежали украинцы, заколачивая двери и конопатя щели на Восток.

«Таежный» рынок тем хорош, что в этой самой тайге есть огромные ресурсы для поддержания внутреннего спроса, даже если ватники вообще ничего не будут производить. «Национальная беда» ли это, «нефтяная игла», или же небесный «план Маршалла» нации за все ее лишения в первой половине ХХ века – в данном случае не так важно. Цены могут скакать, но этот источник дохода есть и будет (у нас до трети планетных запасов всего и вся – и это еще за пресную водичку мировые битвы не начались). Еще вопрос, что для страны опаснее – нефтяная игла, или шприц длинных иностранных кредитов, на которые подсаживала наших частников не природа, а конкурент.

Как бы то ни было, цель «ассоциации» сегодня ясна уже любому (и об этом просто кричали Путин и Медведев год назад): выход ЕС на рынок ТС. Какая-то часть денег от продаж пошла бы и Украине в награду за ее добровольную деиндустриализацию и превращение в транзитного спекулянта. Но «небратство» Украины с Россией практически обесценивает новобретенный актив, а текущая гражданская война, высокие запросы украинцев и отсутствие военной изюминки – Севастополя – делают этот актив резко убыточным.

Ныне Запад больше всего серчает на Россию не из-за того, что та вмешивается в дела Украины, а, напротив, за то, что не хочет в них участвовать. «Крым-наш, людей в Новороссии убить не дадим, а все остальное – ваша забота. Умерла, так умерла». И тут началась суета: «мы так не хотели, мы просто попугать. Зачем все так серьезно воспринимать? Россия должна быть заинтересована… Она должна участвовать в финансировании… Мы понимаем, исторические связи… Давайте вместе…».

Все это мы сами говорили год назад. Получили ответ – не ваше дело. Сегодня Запад с большим удовольствием отдал бы Украину России, если бы не было стыдно, и если бы Россия согласилась ее взять (желательно – силой, чтобы у Запада было алиби: «не начинать же мировую войну?!»). Но теперь и «небратья» не захотят, и Россию откровенно достали и Запад, и Украина.

Знаете, почему они так упорно блокируют «Южный поток»? Россия – ненадежный поставщик? Я вас умоляю, сами же говорите про нефтяную иглу. Смысл терять самого богатого клиента? Но почему ж тогда клиент сам так заинтересован в наличии ненадежного транзитера, который пугает всех крантиком, да еще и приворовывает?

Да потому что иначе он никому не будет нужен. Транзитный шантаж просто вынуждал и Россию, и европейцев возиться с Украиной и ее капризами. Ладно, Россия – та до недавнего считала украинцев братьями, что предполагало обязательные дотации и нотации. Но Европе-то какой смысл? Как говорил Хоботов новому избраннику своей экс-супруги: «Савва, тебе-то это зачем? Зачем тебе, чтобы я жил с вами…?».

Разумеется, ВСЕЙ Европе это не нужно. А вот русофобскому блоку в ЕС это было важно до крайности. Как важно было и весь этот евромайдан провернуть непременно до «Южного потока». Потому что с южной «трубой» убедить обывателя в сугубой ценности Украины для ЕС было бы практически невозможно. Экономический эффект небольшой, а геморрой огромный.

И ладно, если бы всё свелось к калькуляциям и спекуляциям. К цене на гречку и к бравурному самопожиранию поляками своих яблок. Но ведь загубили за всё это уже тысячи людей. Кто-то, наверное, искренне верил, что, мол, увидит сейчас «весь цивилизованный мир» эти картинки из Донбасса, убитых детей, разорванных в клочья женщин – и ужаснется. И остановит карательное безумие, подвигнет договариваться. Ан нет, не на тех напали. Кремни. Потому что убиваемые на Украине – с обеих сторон – для них не люди. Вот когда самолет с голландцами-австралийцами аккурат под санкции сбили – тут да, «мировая общественность» заголосила. А все прочее – старый спор унтерменшей меж собой. Пусть хоть целиком себя под корень изведут. «Европейские ценности» восторжествуют и в пустыне. Только гауляйтер Байден будет периодически наезжать с инспекцией – как вы тут, не освободили еще территорию? Может, напалма подкинуть?

По "курсу гречки"

Ну а как еще вас заставить покупать гречку, а не доллары?
Ведь что еще неделю назад все ажиотажно обсуждали? Правильно, курс доллара. А теперь все дружно обсуждают курс гречки. И закупают впрок ее, родимую, а не зеленую бумагу импортную. Что имеем? Рубли, которые еще вчера несли в обменники, теперь обеспечили мощный спрос на сугубо патриотический продукт, который никак нельзя заподозрить ни в тайных связях с импортом, ни в неурожае. Заодно и другим крупам перепало.

Итог? Поддержан отечественный крупопроизводитель, население затарилось долгоиграющим продуктом и готово к любым испытаниям, а «зеленый» обиженно просел. Впрочем, все ж таки те крупоторговцы, что в наше непростое время использовали ситуацию в целях сверхнаживы, конечно презлые. Однополые (в плохом смысле). Но даже если: все равно всё в семью, а не в Федеральную резервную систему США.

А вот нам наши «друзья народа» говорят, дескать, не важно, что скупают – доллары или гречу, это все равно – «черная метка» власти. Но мне кажется, что это не столько недоверие к своей власти, сколько абсолютная уверенность в Западе: эти точно будут пакостить нам минимум в течение срока хранения крупы. Население деловито организует личные Стабфонды, депонируя их и в американских и европейских ценных бумагах, и в товарах долгого залегания. Перспектива затяжного конфликта рассматривается населением не как грядущая катастрофа и как с ней бороться, а как эдакое рутинное мероприятие, типа, по подготовке домашних животных к зимовке.

Кстати, о зимовке. У нынешних юбиляров (как-никак, годовщина у соседей, с которой им самим пока не ясно – праздновать или траур вводить) особые заботы на сей счет. Говорят, в Киеве в этом году отменили Деда Мороза и Снегурочку. В этом судорожном жесте и правда есть что-то такое сказочно-детское: а вдруг, если отменить бородатого ватника из природного хладокомбината, зима не придет вовсе, и отопительный сезон отменится назло кацапам?

Как детском же анекдоте: звери на собрании выбрали Царем зверей зайца. Но волк не был на собрании…Дед Мороз тоже не знал про то, что его отменили, и таки пришел на Украину строго по календарю. Чем проявил свою глубоко контрреволюционную сущность.

Впрочем, зуб на матерого москальского хладагента у Украины имеется уже давно. Еще когда он ласково так спросил новую власть, пришедшую в лес под елку на переговоры по газу: «Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? За газ платить не пора ли?», и вдруг услышал грубое: «Да ты что, старый, очумел? Подавай быстрей жениха, и скидку на газ. Да побольше!».

Зато президент Литвы, бывший преподаватель Вильнюсской высшей партийной школы, кандидат экономических наук по специальности "политическая экономия социализма" Даля Грибаускайте обозвала Россию «террористическим государством». Причем для верности аж два раза обозвала – вдруг слон не услышит микроволкодава? И теперь становится абсолютно понятным основной смысл вступления в НАТО государств, типа Литвы. Из-под надежной крыши брюссельской ОПГ можно практически безнаказанно показывать языки и обзывать «земляными червями» кого угодно, не боясь заслуженного ответного подзатыльника. А представьте, что Литва была бы обычным независимым государством? Дипломатия, вежливость, лавирование, учет интересов всех соседей были бы ее скорбным уделом. А вот с бугаями из НАТО за спиной показывай козу сколько и кому угодно. Нет, определенно – только ради этого сладкого самоудовлетворения стоило предаться детскому греху атлантизма.

Но нам выпало жить в единственной стране мире, которой не нужно вступать в НАТО, чтобы называть вещи своими именами. Если видим, скажем, агрессию без санкции ООН или липовые доказательства наличия ОМП – так и говорим в душевной простоте. На зависть тем, кто имеет право облаять из-под крыши только тех, кто вне крыши. Да, независимая внешняя (да и внутренняя, без печенек) политика – это жуткая роскошь по нашим временам. Гречка дорожает, опять же. Но, боюсь, бывший преподаватель Вильнюсской высшей партийной школы не поймет, какой это кайф – иметь возможность говорить правду про всех, не боясь, что завтра к тебе с недоумениями придет посол США.

Короче, за настоящую незалэжность, господа европейцы!

перловка

Сказ про Евро-Атланта - молодца и упрямую девицу, загулявшую с азиятами

И пошел по всей блогосфере-матушке протяжный стон Русской Интеллигенции™. Заголосила Совесть нации™ траурный марш «Прощание славянки с Европой». Запродали ее супротив воли, отдали вместо европрынца-красавца на белом гелендемерине в Орду басурманскую. Они плачут в мобильные телефоны, названивая цивилизованному миру™: «милый мой Евро-Атлант, отныне мои сырьевые придатки будут отданы азиятам-варварам в вечное пользование… Вместо твоего крепкого хамона, что снится мне одинокими ночами, посадят меня на рис да кумыс…».

принц

Collapse )

Arsch мира

(текст от 19 сентября)

Вот обратите внимание – чем ближе их «Arsch мира» (это по-немецки, переводить не буду по эстетическим соображениям), тем лихорадочнее они поливают грязью всех вокруг себя. Это тот самый синдром, который встречается у некоторых эмигрантов: даже после переезда в Ойкумену продолжать на форумах убеждать себя и других в том, какую омерзительную страну они покинули, и как же хорошо, что они не там. На самом же деле они часто банально не уверены в правильности своего решения, но всячески заглушают это шумными потоками ненависти и презрения в адрес «своей бывшей».

Так и тут: почитаешь немного этой блогобравады – «мы самые лучше, самые умные, самые красивые в джунглях, никто не сравнится с бандарлогами!» и т.п. – и понимаешь: а ведь это не от ощущения своей правоты. Они открывают свой Второй украинский против собственной страны, и это, конечно, дискомфортно. Ведь одно дело – идти за честные выборы, и совсем другое – маршировать против собственного народа в геополитическом конфликте. Оттого и идут потоком самовнушения: «Я далёк от физиогномических идей Ламброзо, но хочу призвать российскую интеллигенцию: хватит …наставлять 87% процентов, поддерживающих нынешнего лидера, «хомо-халявикус» по модели «#крымнаш», оборотиться в «хомо-сапиенс», в "человека разумного"», убеждает один. «Вопрос – идти или не идти /на марш – О.О./ – для каждого решается отдельно, с учетом личной биографии. Но иногда, чтобы принять решение, достаточно посмотреть на тех, кто против вас», уверяет другой http://www.echo.msk.ru/blog/bykov_d/1402214-echo/. Вот эти «элегантные» намеки на Ломброзо и прочую физиогномику с ушами выдают уже чисто расистское самоощущение непричастности к подсудимому народу. Впрочем, из нашего окопа их собственные лица отнюдь не выглядят более одухотворенными, ну да ладно – это не наш метод.

лица

Еще один задается вопросами: «Почему русофоб – это тот, кто не хочет, чтобы убивали людей в бессмысленной войне?». Всё гораздо проще: русофоб, это тот, кто хочет прекратить бессмысленную войну путем победы над русскими. «Почему патриот – это тот, кто хочет воевать и убивать людей?». У меня тот же вопрос: а с чего бы патриот – это тот, что хочет воевать и убивать? Он бы с удовольствием… скажем, как в Шотландии. Чтобы просто услышали людей. Они изначально и не требовали шотландского варианта, им бы хватило всего того, что предложил гордым скоттам Лондон в качестве отступного. Они не собирались нападать ни на Львов, ни на Киев, вообще – ни воевать, ни убивать. Вот только выяснилось, что это в Киеве «патриот – тот, кто хочет воевать и убивать людей». «Марш мира» марширует против тех патриотов? Ах, нет, оказывается – только против русских патриотов.

Я все понимаю, вы сейчас себя накручиваете на тему – «нас кучка против махины; в 68-м только единицы вышли протестовать против советских танков в Праге; народ не с нами, но пепел Клааса стучит» и т.п. Это чешет самолюбие, понятно. Не буду в очередной раз объяснять, что все это сильно отдает лукавством. Поскольку вы, вообще-то, на стороне глобального мэйнстрима. За вами единогласные в худшем брежневском стиле мировые «независимые СМИ», забившие собой всякое инакомыслие. За вами самые большие деньги в мире и самый сильный военный блок. Поэтому песни про «бедных-несчастных» - это туда, в их диафрагму. Но я – о другом. О сугубо нашем, о русско-интеллигентском.

Так вот хочу сказать вам, что вы, заранее и безоговорочно приняв сторону «состоятельных кротов» планеты, на самом деле проспали классную движуху. Какая выпадает, наверное, только раз за наш короткий человеческий век. Ее прелесть в том, что она как раз – сугубо интеллигентско-диссидентская, в духе комманданте Че, которым так любит на своих майках эпатировать интеллигенция. В духе Испании 30-х. «На Донбасс приезжают все новые добровольцы, которые хотят воевать против «глобальной олигархии». И против киевской хунты уже сражаются граждане Сербии, Испании, Германии, Франции, Польши, Израиля, Великобритании и Греции… Один из французских добровольцев, воюющих на Донбассе, об этом высказался так. «…Мы и революционеры, и традиционалисты. Те, кто проводит эту антитеррористическую операцию на Донбассе, являются ставленниками международной олигархической мафии. Вы должны понять, что мы имеем дело с Третьей мировой войной. Она началась в Ливии, потом переместилась в Сирию, а теперь — на Донбасс. Мы видим, что Россия — это одна из немногих стран, которая бросила вызов глобализму и сражается с ним. Это своего рода Реконкиста. Мы тут, чтобы помочь России в этой борьбе»… Люди по всему миру - чем дальше, тем больше - выступают против международной олигархии и двуличия политиков и СМИ. Путин, как абсолютный лидер большой страны, поймал эту волну ненависти к 0,0001% богатеев и марионеточных политиков. И будучи абсолютным лидером большой страны, он решил разыграть эту карту, таким образом получив огромную поддержку со стороны так называемых нормальных людей по всему миру».

Я все понимаю, сегодня и наша либеральствующая интеллигенция уже не та, что в былые времена. Диссидентство только со страховкой от «золотого миллиарда», протест с гарантированной опцией «свалить», не походы в народ, а псевдоаристократическое презрение к «ватникам». И все же, и все же… Это не по-нашему. Шубо-хамонный протест – это приговор любой претензии либерально-западной прослойки на интеллектуальное лидерство. Они могут маршировать сколько угодно, но их поезд ушел. Уже только потому, что они в 2014 году носятся с идеями, от которых отказался даже Фукуяма, обещавший конец истории с воцарением глобального либерализма. И победа сомнительная, и концом не пахнет. Все только начинается. Но вот вы уже – вне игры. Я не знаю, как там с материальными стимулами, но морально для русского интеллигента это – провал. Счастливо помаршировать, в общем.

Не СМИшно

А вот, скажем, СМИ. Тут про них высказался Борис Немцов, у которого в России осталась единственная, но крайне важная функция: кошмарить общество напоминанием о том, что, вообще-то, нам запросто могли оставить президентом и его. Такая, панимаш, загогулина. И нам было бы обеспечено 15 лет непрекращающейся Украины образца 2013-2014.

Но сейчас не об этом. Так вот – про наши СМИ, привычно обвиненные Борисом Ефимовичем в геббельсизме, поскольку они не отражают точку зрения самого Б.Е. Не скажу, что наши СМИ отличаются излишним многообразием. Что они вообще отличаются в этом от западных СМИ. Просто наши продвигают точку зрения России, а иностранные – точку зрения своих стран (Украину вынесем за скобки, потому что там сейчас не СМИ, а какие-то распылители психотропных средств).

Так в чем главная претензия Бориса Ефимовича и присных к нашим СМИ? В том, что они не отражают мнение российских либералов. Я мог бы сказать – точку зрения Запада, но, объективности ради, надо признать, что даже сам Запад не такой прозападный, как наши либералы. Хотя и там проблем хватает. Стивен Коэн недавно говорил о том, как жестко блокируют оппонентов генеральной линии: «У нас нет выхода на администрацию Обамы, практически нет доступа к конгрессу, который стал двухпартийным оплотом политики холодной войны, и нас очень редко пускают в средства массовой информации основного направления. …Ведущие средства массовой информации слепо полагаются на пропаганду Киева и аплодируют его политике. В отличие от разрушений в Газе, американское телевидение редко показывает то, как Киев уничтожает Луганск, Донецк и другие украинские города. А поэтому в обществе не возникает ни сомнений, ни вопросов».

Но наши либералы – это вообще самые твердые искровцы и самозабвенные джихадисты либерализма. Они всегда святее Папы Римского, воинственнее любого Маккейна и бородатее любой Кончиты. Они и Запад-то критикуют за непоследовательность и колебания в отношении России: «Вот сюда бейте, и сюда – тут особенно больно будет. Русских не жалеть и пленных не брать, тюфяки еврорасслабленные!».

И вот этой экзотической для нашей страны точки зрения имеют наглость не придерживаться российские СМИ, за что либералы их обзывают несвободой, неправдой и нецивилизованностью. Но даже невооруженным глазом видно, что эта идеология и позиция не просто маргинальна для России, а – особенно в условиях информационного конфликта – прямо враждебна ей. Было бы странным настаивать на том, чтобы в Европе доминировало, скажем, «Эхо Чучхэ» на всех каналах. Или ожидать того, чтобы в США основные каналы транслировали позицию Кубы или Ирана по ключевым вопросам внутренней и внешней повестки.

А почему – некорректное сравнение? Потому что «то бензин, а то – дети»? Либерал-западной точки зрения придерживаются самые сытые и здоровые страны? А, простите, нам какой хрен разница, сколько их и что у них на ужин, если эти страны враждебны нам и поощряют киевских русофобов? Какого хамона мы должны переживать, что их взгляды недостаточно представлены у нас? Их точка зрения расходится с нашей и с интересами моей страны ровно так же, как Чучхэ соотносится с CNN. Это не гипербола, это реальная диспозиция. Если, например, вам, как британскоподданному вдруг стали симпатичны, скажем, идеи радикального ислама, то вы едете в Ирак и там сливаетесь в экстазе с единоверцами. А не пеняете ВВС, что те не стали «свободными» и не взывают к созданию Исламского Государства под эгидой британской короны. Почему ж у нас подобный сценарий с пропагандой русофобских воззрений либерального талибана должен считаться признаком свободы СМИ?

Они тут на все лады повторяют про распятого ребенка и про атомную пыль. Киселев – ну просто Доктор Зло. Я тоже не фанат его. Однако, как говорил персонаж известного анекдота про алкаша, похожего на Карла Маркса: «бороду-то сбрить можно, а мысли куда девать?». Я к тому, что теле-атомная пыль все равно осядет, и рассказ возбужденной дамы про распятого ребенка явно больше пригодился оппонентам, чем пропагандистам.

Но штука в том, что та же программа Киселева, как и большинство наших новостных первых кнопок, строится по большей части на репортажах с полей. Они сейчас там, куда из свободосытых стран рискнул поехать один Грэм Филлипс. Украинские носители евроценностей уже убили несколько наших журналистов, но остальные продолжают с риском для жизни давать живую картинку оттуда. И вот, чтобы гнать геббельсовщину, смысла лезть под пули нет. За неправду не умирают. Зато независимые и свободные корреспонденты предпочитают из уютных киевских баров слать в свои газеты репосты образцово объективных текстов Авакова. А от всего того, что передает кремлевское «Диктатор ТВ» так легко отмахиваться: не важно, передаете ли вы правду, все равно – мы свободные, а вы – пропаганда по определению. Потому что у вас немцовых линчуют и трудящихся геев угнетают. На ваши враки у нас есть Псаки.

Я – за многомыслие и разнообразие точек зрения. Но есть красная черта, за которой – не иная точка зрения, а взгляд в оптический прицел. Эта черта – даже не аллергенный «крымнаш» (ну не хочешь считать его нашим – лежи себе на пляже в Ялте и чувствуй себя на Украине, какие проблемы? Строй свою маленькую виртуальную реальность, если общая не устраивает). Но поддерживать и наводить фонариком на наши объекты чужие «санкции» (в Средние века, кстати, был более точный термин для таких наездов: репрессалии) – это уже заступ за линию. Это – как в приступе лояльности стучать на собственную мать в НКВД. Можно тайно симпатизировать нацизму, а можно вступить в РОА генерала Власова. Можно быть кухонным противником советской системы, а можно рассказывать иностранной разведке про объекты ПВО. Можно не любить Киселева и Путина, а можно ездить в Брюссель и призывать усиливать «санкции» к твоей стране, обманывая тамошних существованием какой-то «другой, правильной России». Когда Украина поголовно отключает наши СМИ, их пугает не пропаганда. Их пугает то, за что погибли российские журналисты: живая картина с места событий. Вам неприятно, что это покажет Киселев, а не «Дождь»? Вам неприятно, что живая картинка становится летописью преступлений ваших киевских любимцев? Езжайте туда, и снимите лучше.

Чому ж я не Швейцария...?

Министр нападения Украины (это который с хохмой про парад победы в Севастополе) сообщил важную весть: Украина собирается строить армию по швейцарскому образцу. Давным-давно мне рассказывал знакомый дипкурьер, как он ехал в купе с одним таким швейцарцем-полупризывником – в миру обычным конторским служащим. Так тот вез в обычном поезде аккуратно смазанный и зачехленный… пулемет. Бережно хранит его дома, а когда призывают на короткие сборы – достает и едет с ним к месту тренинга.

«Счастливые швейцары!», как говаривал молодой Карамзин. Штука в том, что для швейцарского образца армии нужны того же образца мозги. На секунду с легким ужасом (еще Довлатов говорил, что ужас можно испытывать в легкой степени) представил себе швейцарскую власть, которая поднимает нацию на смертельный бой с сепаратизмом и иноязычием в своей конфедерации. «Одна нация, один язык, один фюрер! Итальяку на гиляку! Хто не springen – тот француз! Ретро-романских ватников заставить размовлять немецкому!». Ну и так до полного очищения неньки Швейцарии от иноязычных террористов.

Пока же «парад» пленных «швейцарцев» организовали по непокоренному Донецку. «Освободителей» провели пред очи «оккупированных», однако летели в «хероев», почему-то, не цветы, а характерные эпитеты. Неожиданно для себя доблестные бойцы «почти Швейцарии» из первых рук узнали, что все это время долбили «Градами» не по Путину. Но они-то ладно – свое получили, при этом целы остались – и то хорошо.

А вот томления их российского фан-клуба на тему этого «шествия освободителей», что называется, доставили. Отечественный либеральный интеллигент отличается, как известно, повышенной чувствительностью к чужим страданиям. Правда, весьма избирательно. Ни разорванные на куски люди в Славянске, ни сгоревшие заживо в Одессе, ни голодающие в Луганске, ни беженцы в Ростове до высокосенсибельного либерального сердца не достучались. А вот живые-здоровые крепыши, обспечившие все вышеперечисленные страдания своим согражданам, повергли российского креакла в горе и стенания. «Я думаю об этих военнопленных, которых вели сегодня по Донецку. Я пытаюсь представить, что они чувствовали. И не могу. Потому что это за гранью добра и зла», вопиет одна «эхо»-страдалица http://www.echo.msk.ru/blog/zoya_svetova/1386262-echo/. «Откуда эта ненависть, эта звериная жестокость?».

И то. Трудно представить, что чувствовали пленные, шагая мимо тех, кого они еще вчера уничтожали слепым огнем по площадям. Зато очень легко представить, что чувствовали сами обстреливаемые, лишенные еды, воды, света, безопасности и вообще права на жизнь. Но нашей либинтеллигенции то, что легко представить – неинтересно. Им намного любопытнее войти в богатый и сложный внутренний мир военного преступника: каково ему, бедняге, пройти мимо своих жертв? Это же за гранью.

Как-то все меньше удивляет на этом фоне новость о том, что корреспондента «Эха Москвы» отлупили в Петербурге, когда увидели заветный эховский символ на микрофоне. Нет, я против самосуда – «Шурик, это не наш метод!». Но как нет одобрения, так нет и удивления. Зато теперь становятся понятными все эти их заклинания на тему: «демократия опасносте! Нас всех скоро закроют! Прямо сейчас, с минуты на минуту!». Я думаю – что это, на самом деле, настойчивый призыв к власти и правда, закрыть их поскорее, пока не поздно.

Это как Украина умоляет Путина ввести войска, чтобы проиграть мощной державе, а не восставшему народу, так и наша «Внутренняя Украина» умоляет государство и, опять же, Путина запретить и репрессировать (чтобы шумно, с тупо-диктаторскими формулировками «за вредительство, пособничество врагу и пятоколоннизм», но не больно, без двушечек и конфискаций). Их логика понятна: ноблесс оближ, сиречь – положение обязывает поддерживать съехавший с катушек киевский режим до упора (а упор уже виден, и он, по всем признакам, будет крайне неприглядным). Но делать это все более рискованно уже не из-за власти, а из-за естественной реакции окружающих. Которые вдруг впервые вслушались в то, что именно там вещают либералы – понятное дело, сугубо для своих и для Европы, а не для домашних ватников. И вот есть у нашей фронды справедливое ощущение, что очень скоро все их мужественные «марши за мир, бигмак и чужой флаг» будут напоминать шествие пленных в Донецке. То есть когда вся надежда на конвой. Ну и на правительство, которое, как известно, у нас – единственный европеец. Чай не даст в обиду. А просто, как они надеются, запретит ко всеобщему облегчению, переведя ноблесс оближ в привычный и безопасный кухонно-вражьеголосый режим. Подальше от прозревших соотечественников.

Хотя лично я бы не стал уподобляться люстрационно-запретительскому психозу «победившей демократии» в Киеве. Потому как не вижу реальной конкуренции смыслов, прежде всего. Они живут представлениями 60-х – 80-х, которые завели их в логический тупик, когда приходится, не глядя и не краснея, выдавать свой «одобрямс» на любое постыдное действо Запада и его все более одиозных союзников и креатур. Потому что так велят догматы их веры, включая Догмат №1 – о непогрешимости Запада. И этим слепым одобрямсом все больше противопоставляют себя народу, виня в этом, разумеется, не себя и свои догматы, а «мундиры голубые» и «послушный им народ». Но вот эта их брезгливая привычка отказывать народу в разуме, в историческом чутье, в чувстве справедливости и Правды, ставит их не НАД народом (толпой, в их представлении), а ВНЕ его.

Как отлила когда-то в бронзе покойная Валерия Ильинична, «русские интеллигенты всегда были кем надо: поляками в 1863-м, литовцами в январе 1991-го, украинцами во время Майдана, чехами и словаками в августе 1968-го, венграми - в 1956-м, эстонцами в дни победы Эстонии над Бронзовым Солдатом» http://www.grani.ru/opinion/novodvorskaya/m.189040.html. Одесса дала им исторический шанс попытаться хоть на этот раз стать русскими. Но генетическая память победила. И их иносказательный стон - «Путин, лучше запрети нас, от греха подальше» - вполне понятен. «Страшно далеки они от народа», но страшно близки к его кулаку. Однако, как говорил классик, мы пойдем другим путем.