Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Заметки из Крыма 3 - Бизнес на споре славян

Хотите по гамбургскому счету? Извольте. Тут пишут, что с начала АТО (которая давно является ТО, только «скачущим» об этом не говорили; а то мясо под пушки не дадут) – так вот на сегодня херои настреляли уже почти 9000 человек. Ну пусть мирных половина. Так сколько это в малазийских лайнерах? А там уже и целый детский лайнер наберется. И что? Где независимо-мировые СМИ? Где «Порошенко убил моего ребенка!»? Думаете, некому сказать? Они-то точно знают, кто убил. На глазах все, а не русской ракетой из соцсетей. «Новая газета», ау! Вы тут выучили, как по-голландски «извините нас». Хотите, подскажу, как по-русски? «Простите, русские матери Славянска, Донецка, Луганска, что мы поддерживали убийц ваших детей!». Трудный язык? А то. Гораздо комфортнее перед голландцами извиняться. Это же Европейцы. Первые после Бога. Не малазийцы какие-то. И уж тем более - не ватники.

А вот англичане порадовали. Подали иск к Путину за то, что он сбил самолет. Если он и раньше был в их версии всемогущим, то теперь он Кинг Конг, валящий лайнеры одной левой. Вообще, задумка все очевиднее. Экономический кризис должен срочно преодолеваться большой войной. Им даже не важно победить, им важно отвлечь. От госдолгов, от налогов, от брюссельских инструкций. Расчет на Путина строился на двух аксиомах: а) амбициозен, мстителен, нетерпелив; б) вменяем, поэтому за ядерное оружие не возьмется. А это гарантирует кровавую, но далекую войну. Последними жертвами среди «белых» должны были стать пассажиры лайнера (без этого Путин может съесть сколько угодно украинцев – это не злодейство; а вот один убитый голландец – это несмываемо и обеспечит поддержку «цивилизованного мира» и «Новой газеты»). А дальше мочить друг друга должны уже только унтерменши-славяне. Русские и украинцы. Можно втянуть поляков, прибалтов, грузин, еще кого-то из тех, которых не жалко.

В любом случае, украинцев развели гораздо серьезнее, чем представлялось изначально. Их не просто хотели оторвать от России – они должны были стать эрцгерцогом Фердинандом. Запалом для большой войны. Именно поэтому сделали ставку не на мирных евролибералов, но на отмороженных нациков. У этих хватит дури спровоцировать большую бойню, а не договариваться с Юго-Востоком.

Это на самом деле и правда - тревожно. Именно эта их легкая готовность к чужим смертям и провокациям с убийствами своих говорит о том, что их проблемы серьезнее, чем казалось. Для верности и Ближний Восток подожгли, чтоб с разных концов. И вот с нетерпеливостью Путина у них произошел первый облом. Причем очень серьезный. Ведь обозвали подчеркнуто неприлично, начали персональную кампанию, в суд подали, опять же – сделали ставку на внутреннее давление («своих не бросаем»). А он – знай гнет испанский вариант. Агрессор без агрессии, да еще с Крымом в активе – это худшее, что можно было представить по сценарию. Ведь по замыслу он уже должен был к августу брать Днепропетровск и сражаться с хероями-партизанами в тылу.

Остался второй пункт: гарантированная вменяемость. Сиречь – юберменши в стороне. Но раз уж мы теперь террористы, то почему не пообещать кукловодам личные неприятности? «Старый спор славян промеж собой»? А вот хрен вам. Мы невменяемы. И поэтому обещаем по несколько ракет в ЕС и США. А почему – не посмеем? Вы как Путина своим в СМИ представили? Как Гитлера? Ну а почему Гитлер должен беречь Ковентри? Не беспилотники, а миссис и фрау. Не Иван и Грицко, а Джон и Жан. Ну а как? Мы ж злодеи и террористы. Западенские мамы уже сказали – «э, так не договаривались. Ватников можно, но нас-то за что?». Так не пора ли включать евромам?

Битва за Украину превратилась в битву за мир. Но не так, как представляют ее наши внутренние «европейцы» («остановить Путина»), а так, как диктует реальная ситуация – не дать нажиться на нашей общей беде. Украинцы, вам это надо? Знаете, что говорил любимый вами и Европой Ельцин, когда мы были слабы? «Берите суверенитета, сколько сможете унести». Это неприятно для самолюбия, но лучше убитых людей. Вас толкают на бойню те, кто рассчитывает отсидеться в стороне, как с Ливией и Ираком. Вы – не вожделенный приз, а жертвенная пешка в большой и гнусной игре. Вы потом разберетесь, кто на самом деле лалала и Гитлер. Просто лучше это делать на берегу. Пока еще не поздно.

Кому точно не надо говорить про Парад Победы

Канцлер ФРГ Ангела Меркель выразила свое недовольство в связи с запланированными на 9 мая военными парадами в Крыму.
Еще раз: канцлер Германии недовольна парадом в честь Победы над Германией. И считает абсолютно уместным указывать России, где ей следует проводить парады, а где нет.

По-моему, кто-то уже немного заигрался во властелины мира. Как она там про Путина выразилась? Утратил связь с реальностью? Вот-вот. Представляю себе ноту протеста Гитлера против проведения встречи Сталина с Черчиллем и Рузвельтом в Ялте.
Но, прежде всего, Германия, как и Италия, Япония, а также прочие Венгрии или Румынии вообще не имеют права вякать на тему наших парадов. Вот просто – молчать. Стране, которая уничтожила в моей стране народа - включая детей и женщин - на несколько холокостов, лучше не поднимать эту тему. Что вы сказали? Было покаяние? Вот так само, без знамени над Рейхстагом и Нюрнберга?
Дети не отвечают за отцов? Еще раз – и погромче, вот всем этим, кто там к нам лезет с Катынью, оккупациями и голодоморами.

И – лучшего аргумента за то, что Крым обязательно нужно было вернуть – просто не придумать. Потому что без этого мы очень скоро бы увидели эпическую картину: наследники Бандеры торжественно открывают Севастополь для дружественного бундесвермахта.

9 мая – 70 лет со дня освобождения советскими войсками Севастополя. Советского Севастополя, в составе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Если какой-то бандерлог или тевтон об этом забыл - значит, самое время напомнить.
Как и о том, что до евроинтеграции через майдан была евроинтеграция через Майданек. И тоже верили в единую Европу, где не будет отдельных наций и усобиц между ними. Как говорил славянской интеллигенции другой известный германский политик, «я убеждён, что через пятьдесят лет мы больше не будем думать в категориях наций, а континентов и, что абсолютно отличные и, возможно, более глобальные проблемы будут беспокоить Европу. Не думайте, что, поскольку мы устанавливаем некий порядок в Европе, мы делаем это, чтобы причинить вред отдельным нациям» (цитирую с украинского сайта). Одна беда – именно Парад Победы все взял, и обломал. И надо же такому случиться – через 70 лет наш Парад Победы опять мешает Германии и ее планам по «евроинтеграции 2.0».

Нет, ребята и фрау: Севастополя вы не увидите. Этот город не для тех, кто отказывается от 9 мая и меняет сторону на нюрнбергском процессе. Не заслужили. Вы что, и правда подумали, что Крым и Севастополь нам были нужны только потому, что мы такие империалисты-захватчики и нам не хватает территорий? Это как же надо не понимать Россию и русских. Вам очень хочется зарыть итоги Второй мировой в итогах «холодной войны». Но чем больше стараетесь, тем больше ощущение, что это не две, а одна война. Которую вы не посчитали законченной ни в 45-м, ни в 91-м. Ну что ж. Значит и наш Парад Победы – не последний.

Марафон "любите ли вы До///дь сильнее, чем Родину?"

Человеку свойственно ошибаться, дураку свойственно настаивать на своих ошибках.
Ведь достойный выход-то был (а он есть всегда) – признать, извиниться: «да, фигню сморозили, больше не будем». Но идеей марафона на тему «альтернативного патриотизма» из детского желания доказать свою правоту любой ценой – ошибка превратилась в нечто принципиально иное.

А речь, безусловно, именно о том, что якобы может быть некий «другой» патриотизм. И это очень важно, «архиважно», как говорил классик. Потому что если патриотизм не один, а их несколько, это открывает перед тобой лично массу возможностей. Ибо ты можешь стать, например, патриотом «родины-минус». Т.е. России без кого-то ключевого в ней, но тебя лично не устраивающего: России без Путина, России без Ельцина, России без Сталина, России без Николая II и так далее до варягов.

Либо стать патриотом «родины+»: некой желанной для тебя идеальной Родины – советской, царской, либеральной, огромной – с Украиной и Сибирью, или крохотной «уютной евро-России» люксембургского образца.

В принципе, все кажется логичным: ты по убеждениям не хочешь вместе с любимым Отечеством принимать некий режим, который этим убеждениям противоречит. Однако тут, как всегда, собака порылась в деталях, в которых и спрятан лукавый. Потому что со вполне естественным желанием не ассоциироваться с неким режимом, у тебя возникает риск стать патриотом не Родины, а системы – не важно какой: нынешней, прошлой или желаемой. Фактически, в каждом из вариантов («родина+» или «родина–») появляется великолепная возможность не быть патриотом своего Отечества в целом. Со всеми недостатками и даже мерзостями. Вот как пел Юра-музыкант: «пусть кричат уродина, а она нам нравится».

Грань тут тонкая, но вполне осязаемая. Хотя и требующая некоего нравственного выбора. Потому что не может быть патриотизма «с условиями», патриотизма «без этих», патриотизма-«лайт», вообще – «другого» патриотизма. Он или есть, или его нет.

Вы полагаете, Власов не считал себя патриотом своей страны? Как и многие из тех, кто сознательно, не из трусости, сделал выбор в пользу агрессора, даже с учетом его зверств? Они тоже любили Россию – но без большевиков. Русский и советский генерал Власов не любил коммунистов и встал на сторону врагов своего Отечества, ибо ставил нелюбовь к красным и Сталину выше чувств к Родине. Русский и антисоветский генерал Деникин, лютый враг большевиков, бившийся с ними до самого своего изгнания, категорически отказался выступить или хотя бы морально поддержать немцев (что сделали многие в миграции, у кого были личные счеты с режимом – и это вам, на минуту, не сутки в КПЗ, а, например, твой собственный расстрелянный сын, как у писателя Шмелева). Потому что это – и есть та грань. Перейдя ее, ты уже можешь спокойно говорить, что вот "немцы почти семьдесят лет мучительно рефлексируют, избывая стыд, - и двигаются вперед. А мы сидим по ступицы в собственной исторической грязи – и гордимся". Нет больше Освенцима, газенвагенов, выжженных русских и украинских земель, Победы «со слезами на глазах» и Нюрнберга для всех тех, кто добровольно не захотел «мучительно рефлексировать» – а есть только совестливые немцы и бессовестные русские, гордящиеся не пойми чем.

И что, вы думаете, вот эта вся шваль искренне не считает себя патриотами России? Даже без всяких грантов госдепа и сделок с князем тьмы? Но, понятно, патриотами России без Путина, едросов, быдла с уралвагонзаводов и прочих кремлетроллей и совков, вроде нас с вами. Право именно на такой «патриотизм» и отстаивается на гидро-осадковом марафоне. Эта активно внедряемая людям идея об «альтернативном патриотизме» надежно прикрыта высокопарными фразами о том, что «любовь к Родине не есть любовь к власти», «патриотизм не может быть слепым» и т.п.
В принципе – оно так и есть. Но вплоть до того момента, как ты встаешь в ряды недоброжелателей своей страны и сил, интересы которых прямо противоречат оным твоей страны. Болтовня про то, что войны-то никакой сейчас нет – это туда, в секту безоговорочно верующих в «оружие массового поражения Саддама». Вам майдана мало для убедительности, который уже и они открыто называют передовой битвы против России? Если твой «патриотизм» побуждает тебя болеть против собственной команды на «путинской» Олимпиаде – то твой марафон уже начался. Эфир и ФБ наполнен этими марафонцами, мечтающими превратить информационную войну гражданскую, завидующими «тем, кому не слабо» на майдане. Можно бы, конечно послать и переключить. Только не будем забывать, что то, чего не смогли добиться Гитлер, блокада и СС, смогли сделать разгоряченные интеллигенты 80-х: Крым, Украина, Белоруссия, русский Казахстан стали заграницей. Лишь единицы смогли потом сказать: «…Если бы я знал заранее, мог предвидеть, что произойдет такая катастрофа, этот переворот и наша страна будет в таком состоянии, как сейчас, если бы я заранее знал, что в России начнут заправлять миллионеры и миллиардеры бог весть откуда взявшиеся – чубайсы, абрамовичи, березовские и т.д., я не написал бы ни одной строчки своих литературных сочинений» (А.А.Зиновьев ).

И пусть ни у кого не будет сомнений и иллюзий: марафонцы свои головки поднимают все активнее - «обычно у меня студенты, которые собираются работать на телевидении. И когда я задаю вопрос, вообще что они смотрят и на каком канале хотели бы работать, вот можете верить, можете не верить, но 90% говорят, что смотрят «Дождь» и хотели бы работать на «Дожде». Кто-то хочет работать на каких-то западных каналах, в западных компаниях и ни одного искреннего, по крайней мере, ответа, что хотели бы трудиться на Первом, на канале «Россия» или НТВ я не услышала».
Майданы сами не приходят, их заботливо выращивают и поливают дождями.

Смердяковский ген отечественной интеллигенции

- Ненависть тоже тут есть, — произнес он, помолчав с минуту, — они первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия как-нибудь вдруг перестроилась, хотя бы даже на их лад, и как-нибудь вдруг стала безмерно богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная ненависть к России, в организм въевшаяся...

/Ф.М.Достоевский, «Бесы»/

 Буквально за пару дней два события в очередной раз всколыхнули вечно живую тему «руки Запада» в наших делах. Сначала неудачный поход в ампосольство «группы болотных товарищей», а затем неожиданное признание британцев, что пресловутый «шпионский камень» пятилетней давности таки существовал, а вовсе не был бредом путиночекистов и сурковскойпропаганды.

 Дотошный Паркер поднял презрительные каменты «лучших людей» того времени. Внимания заслуживает сама стилистика комментариев этой публики на фоне, кстати, вполне сдержанных реплик самих британцев: «Блэр отделался шуткой …, сказав с улыбкой журналистам: "Я думаю, чем меньше об этом говорить, тем лучше» – ну попались и попались, бывает. Эпизод из жизни разведслужб. И наших ловят, даже вполне симпатичных.

 И совсем другое – реакция тех, кого у нас традиционно подозревают в прозападных симпатиях, что само по себе не предосудительно, хотя и непопулярно. Их позиция – не просто какое-то идеалистическое западничество. И даже не роль «пятой колонны», «агентов влияния» и т.п.

 Народ в Сети похихикал над твиттер-перлом Е.Чириковой «Если можно использовать Америку в борьбе против режима ПЖиВ и Путина,разграбляющих природные ресурсы нашей страны это надо делать!», а зря. Это, как ни парадоксально, отражает суть явления. И оно гораздо глубже примитивного образа «агентов Антанты».

 Речь действительно о том, что в борьбе все средства хороши. Ради достижения своих целей возможен союз хоть с дьяволом. Это весьма и весьма знакомое для отечественной истории явление.


Collapse )

 Мне кажется, сегодня настал момент истины для многих. Для тех, кто недоволен существующими порядками. Для тех, кто тоскует по 30-м, 70-м, 90-м, даже 1900-м… И для тех, кого сегодня все или частично устраивает. Для тех, кто выходит на площади или сидит у ТВ или монитора.

Со всеми из них можно договориться (в частности, преодолев дискретность российской истории – о чем будет другой пост).

Но есть персонажи, с которыми договариваться (и даже просто говорить) нельзя. Они должны быть спокойно, методично и консенсусно выдавлены из текущих политических процессов, для продолжения своей активности в маргинальных междусобойчиках, ну или в посольствах, если им там комфортнее. Однако в российской политике им не место. Иначе нам ни реформ не дождаться, ни страны не сохранить.

 Дефектный русофобский ген российской интеллигенции должен быть изолирован и помещен в карантин. Желательно – навсегда.  

Нервный срыв от виртуальной победы

 У С.Цвейга есть замечательная «Шахматная новелла», которую многие, конечно же читали.

Но то, как сегодня ведет себя оранжистская гвардия, вызывает желание коротко напомнить суть этого произведения, чтобы понять, откуда вдруг аналогия с «нашими баранами».

Человек, именуемый в новелле Доктор Б., оказавшись в одиночном заключении, тяжело страдал от интеллектуального голода. Ему удалось украсть у своих мучителей книгу, которая, к его разочарованию, оказалась сборником 150 партий великих шахматистов. Он не был особым поклонником игры, но выбора не было – и он стал штудировать сборник, дойдя до совершенства в шахматах на грани безумия.

Кульминацией повествования стала игра гения-любителя с чемпионом мира по шахматам Чентовичем, который поначалу выглядел бледной тенью своего неизвестного супер-оппонента. И все бы шло к позору, чемпион умышленно тянул время, что выводило нашего гения из себя – в итоге сказалось напряжение, и он, мысленно уже давно выигравший текущую партию и, от нечего делать, разыгрывавший в уме другие, потерял нить игры.

 «Во мне росло убеждение, что у доктора Б. начался  припадок тихого  помешательства,  который  в  любой момент мог перейти в буйный.  Он  словно  забыл  и  о  нас,  и  о  Чентовиче,  И действительно,  на  девятнадцатом  ходу разразился кризис. Едва только  Чентович  сделал  ход,  как   доктор   Б.,   бросив мимолетный  взгляд  на доску, вдруг продвинул своего офицера на три  клетки  вперед  и  громко,  так  что  мы  все  вздрогнули, закричал:

     -- Шах, шах королю!

     В  ожидании  чего-то  необычайного  все  впились глазами в доску. Но прошла минута, и дело приняло неожиданный оборот. Очень медленно Чентович поднял голову, чего  не  делал  еще  ни разу,  и  обвел  нас  глазами.  Что-то, казалось, доставило ему чрезвычайное удовольствие, губы его мало-помалу  растянулись  в довольную  и высокомерную усмешку. Только до конца насладившись своим триумфом, причина  которого  была  нам  непонятна,  он  с притворной вежливостью обратился к присутствующим:

     -- Простите,  но я не вижу шаха. Может быть, кто-нибудь из вас, господа,  подскажет  мне,  в  чем  заключается  шах  моему королю?

     Мы  посмотрели  на доску, а затем с тревогой на доктора Б. Король Чентовича был защищен от офицера пешкой --  это  заметил бы  и  ребенок,-- так что ни о каком шахе не могло быть и речи. Мы забеспокоились. Может быть, наш друг  в  волнении  продвинул фигуру  на  квадрат  дальше  или  ближе,  чем  следовало?  Наше молчание  привлекло  внимание  доктора  Б.,  он  пристально посмотрел на доску и, запинаясь, сказал:

     -- Но  король  ведь  должен  быть  на  "f7".  Он стоит неправильно, совершенно неправильно.  Вы  сделали  неправильный ход!..  Все  фигуры  стоят не на своих местах: эта пешка должна быть на "d5", а не на "d4". Это совсем  другая  партия. Это...»

Далее игру пришлось прекратить, извиниться и уйти.

Почему вдруг при взгляде на нынешние речи/эпистулы либерал-революционеров пришло на ум произведение замечательного австрийца?

Потому что никак не избавиться от ощущения, что они уже в уме давно выиграли все что можно, король повержен, и им интересно просчитывать варианты дележа шкур всех отечественных неубитых зверей.

Один уверен, что, коли собрать волонтеров в наблюдатели, Путин определенно не выигрывает в первом туре, а, возможно, что и не выходит во второй. Другая рассказывает чем заняться сразу после того, как падет нынешний режим, ибо это дело решенное – в уме ведь эта партия давно выиграна.

Они шумно решают, вести им все же переговоры с режимом, или таки не опускаться до диалога с безнадежно проигравшими. Самые гуманные считают, что все же надо проявлять снисходительность к слабым: «В ходе переговоров, помимо прочего, необходимо найти вариант не просто обеспечения безопасности сегодняшней верхушки, но и сохранения ими лица. Унижение противника слишком опасно для обеих сторон».

Но более суровые победители пощады не ведают: пусть сатрап выбирает – либо путь Ярузельского, либо – Чаушеску. Ну типа: «У нас с короткими разговорами разговор короткий». «Сурово брови мы насупим…».

Один лишь профессиональный революционер Лимонов, полемизируя с совсем уж улетевшим в облака либерюгендом Яшиным, попытался немного приземлить оппонента: «Перед нами Илья нарисовал картинку соблазнительную утопии такой небывалой невероятной. Власть не считает себя побежденной. … Вы размечтались, вы уже там наверное, министерские портфели не делите еще, но я думаю, что в своей наивности вы близки к этому».

Но куда там – остапов уже понесло.

У Цвейга все кончилось нервным срывом из-за диссонанса виртуальных викторий с реальностью. Чем все кончится у наших «шахматистов» представить трудно – они и так все время как «женщины на грани нервного срыва»: то азартно матерят друг друга, то пафосно братаются.

Но веселят эти бесконечно надуваемые щеки: он, которого поддерживает пусть даже половина населения страны или немного меньше, ДОЛЖЕН УЙТИ! Кто сказал? А мы сказали. А вы кем уполномочены? А нас фэйсбук выбрал, так что – которые тут временные? Слазь! 



фото отсюда