Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Нервный срыв от виртуальной победы

 У С.Цвейга есть замечательная «Шахматная новелла», которую многие, конечно же читали.

Но то, как сегодня ведет себя оранжистская гвардия, вызывает желание коротко напомнить суть этого произведения, чтобы понять, откуда вдруг аналогия с «нашими баранами».

Человек, именуемый в новелле Доктор Б., оказавшись в одиночном заключении, тяжело страдал от интеллектуального голода. Ему удалось украсть у своих мучителей книгу, которая, к его разочарованию, оказалась сборником 150 партий великих шахматистов. Он не был особым поклонником игры, но выбора не было – и он стал штудировать сборник, дойдя до совершенства в шахматах на грани безумия.

Кульминацией повествования стала игра гения-любителя с чемпионом мира по шахматам Чентовичем, который поначалу выглядел бледной тенью своего неизвестного супер-оппонента. И все бы шло к позору, чемпион умышленно тянул время, что выводило нашего гения из себя – в итоге сказалось напряжение, и он, мысленно уже давно выигравший текущую партию и, от нечего делать, разыгрывавший в уме другие, потерял нить игры.

 «Во мне росло убеждение, что у доктора Б. начался  припадок тихого  помешательства,  который  в  любой момент мог перейти в буйный.  Он  словно  забыл  и  о  нас,  и  о  Чентовиче,  И действительно,  на  девятнадцатом  ходу разразился кризис. Едва только  Чентович  сделал  ход,  как   доктор   Б.,   бросив мимолетный  взгляд  на доску, вдруг продвинул своего офицера на три  клетки  вперед  и  громко,  так  что  мы  все  вздрогнули, закричал:

     -- Шах, шах королю!

     В  ожидании  чего-то  необычайного  все  впились глазами в доску. Но прошла минута, и дело приняло неожиданный оборот. Очень медленно Чентович поднял голову, чего  не  делал  еще  ни разу,  и  обвел  нас  глазами.  Что-то, казалось, доставило ему чрезвычайное удовольствие, губы его мало-помалу  растянулись  в довольную  и высокомерную усмешку. Только до конца насладившись своим триумфом, причина  которого  была  нам  непонятна,  он  с притворной вежливостью обратился к присутствующим:

     -- Простите,  но я не вижу шаха. Может быть, кто-нибудь из вас, господа,  подскажет  мне,  в  чем  заключается  шах  моему королю?

     Мы  посмотрели  на доску, а затем с тревогой на доктора Б. Король Чентовича был защищен от офицера пешкой --  это  заметил бы  и  ребенок,-- так что ни о каком шахе не могло быть и речи. Мы забеспокоились. Может быть, наш друг  в  волнении  продвинул фигуру  на  квадрат  дальше  или  ближе,  чем  следовало?  Наше молчание  привлекло  внимание  доктора  Б.,  он  пристально посмотрел на доску и, запинаясь, сказал:

     -- Но  король  ведь  должен  быть  на  "f7".  Он стоит неправильно, совершенно неправильно.  Вы  сделали  неправильный ход!..  Все  фигуры  стоят не на своих местах: эта пешка должна быть на "d5", а не на "d4". Это совсем  другая  партия. Это...»

Далее игру пришлось прекратить, извиниться и уйти.

Почему вдруг при взгляде на нынешние речи/эпистулы либерал-революционеров пришло на ум произведение замечательного австрийца?

Потому что никак не избавиться от ощущения, что они уже в уме давно выиграли все что можно, король повержен, и им интересно просчитывать варианты дележа шкур всех отечественных неубитых зверей.

Один уверен, что, коли собрать волонтеров в наблюдатели, Путин определенно не выигрывает в первом туре, а, возможно, что и не выходит во второй. Другая рассказывает чем заняться сразу после того, как падет нынешний режим, ибо это дело решенное – в уме ведь эта партия давно выиграна.

Они шумно решают, вести им все же переговоры с режимом, или таки не опускаться до диалога с безнадежно проигравшими. Самые гуманные считают, что все же надо проявлять снисходительность к слабым: «В ходе переговоров, помимо прочего, необходимо найти вариант не просто обеспечения безопасности сегодняшней верхушки, но и сохранения ими лица. Унижение противника слишком опасно для обеих сторон».

Но более суровые победители пощады не ведают: пусть сатрап выбирает – либо путь Ярузельского, либо – Чаушеску. Ну типа: «У нас с короткими разговорами разговор короткий». «Сурово брови мы насупим…».

Один лишь профессиональный революционер Лимонов, полемизируя с совсем уж улетевшим в облака либерюгендом Яшиным, попытался немного приземлить оппонента: «Перед нами Илья нарисовал картинку соблазнительную утопии такой небывалой невероятной. Власть не считает себя побежденной. … Вы размечтались, вы уже там наверное, министерские портфели не делите еще, но я думаю, что в своей наивности вы близки к этому».

Но куда там – остапов уже понесло.

У Цвейга все кончилось нервным срывом из-за диссонанса виртуальных викторий с реальностью. Чем все кончится у наших «шахматистов» представить трудно – они и так все время как «женщины на грани нервного срыва»: то азартно матерят друг друга, то пафосно братаются.

Но веселят эти бесконечно надуваемые щеки: он, которого поддерживает пусть даже половина населения страны или немного меньше, ДОЛЖЕН УЙТИ! Кто сказал? А мы сказали. А вы кем уполномочены? А нас фэйсбук выбрал, так что – которые тут временные? Слазь! 



фото отсюда