September 14th, 2014

Время определенности

Невероятно скукоживается пространство личной неопределенности. Сегодня уже невозможно маршировать «просто за мир». А за какой именно мир? Ну, то есть, чтобы таки эти или те победили? Чтобы оба? Извините, такой опции нет, приходите через пару недель, может – завезут и с перламутровыми пуговицами. Чтобы все там сдохли, наконец? Это близко к реальности, но, если по-дружески – на тему для «марша мира» не тянет.

Нельзя уже «просто выступить с песнями» на Украине. Или, скажем, в Крыму. Потому что сам факт появления там или там – жест. Выбор. Позиция. Та, или та. Могу понять тех, кто превращает свои концерты в тылу врага в агитки, даже если то, за что они агитируют, мне неприятно. Если какой-нибудь «Океан Русланы» поедет куда-нибудь в российскую глубинку, и там будет агитировать за «славуукраине» - это плохо, но логично. Без этого их приезд дома воспримут как предательство.

А вот мы почему-то можем поехать к ним, похлопать глазками и сказать: «а что такого? Просто съездил». Как «лучший жених района» тов. Саахов не понял, за что на него поднос опрокинули: «Это хулиганство! Ничего не сделал, только вошёл». Красиво выступить «за Украину», против своей власти и 85% быдла, но потом удивляться подносу на голову – а почему концерты отменяют? А что меня травят?

этуш


То есть, конечно же, хочется пространства над, вне, под, «около птички» (кто не знает: известное нецензурное мгимовское идиоматическое выражение, читается в переводе на англ. яз). Потому что душа наша обладает тягой к комфорту, сиречь, к отсутствию ситуаций «или – или». А чтоб и Крым, и хамон – так нельзя? А если я тогда против Крыма и за хамон, но чтобы не травили – так можно? А без Путина, но с Новороссией и ядерным ударом по Вашингтону? А с Путиным, но без Новороссии и санкций? И вообще, чтоб как-то без шума всего этого беспокоящего, чтобы всё было в ютюбе и не со мной, а я в сторонке покурю. «Снова курю, мама, снова. А вокруг тишина, возведенная в принцип».

Нет, не скажу, что без «или – или» совсем нельзя было бы обойтись. Теоретически, такая опция есть. Недавняя поездка в славный российский Коктебель об этой опции напомнила. Один интереснейший коктебелец, поэт Максимилиан Волошин в годы Гражданской лично спасал в своём доме преследуемых: сперва красных от белых, затем белых от красных. Включая поддержку арестованного белыми О.Э.Мандельштама, любимца креативной публики им. Л.Н.Щаранского. Он не выходил на «марши мира» с флагами одной стороны, доказывая свою преданность другой. Он просто спасал людей. Сберегал генофонд. И делал все, чтобы братоубийственная война закончилась.

А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

При этом, не бралась в расчет и опция – свалить в комфортную Европу, если здесь не станет как там. Тем более, что Европа сама к тому времени пожаловала – она всегда к нам бежит на запах крови.

А вслед героям и вождям
Крадется хищник стаей жадной,
Чтоб мощь России неоглядной
Размыкать и продать врагам.

И сегодня тоже нет никаких санкций Запада «призванных повлиять на позицию России по Украине». Потому что они уже не привязаны к поведению России. В этом смысле, вполне понимаю нервную озабоченность известного властоборца Ильи Пономарева: «Мне кажется, Запад совершает сейчас серьезную ошибку. Целью санкций объявлено принуждение России к миру. Сейчас идут определенные мирные переговоры, сам Порошенко говорит, что до 70% российских солдат покинуло территорию Украины. В этой ситуации введение новых санкций посылает прямой сигнал России: не важно, двигаетесь ли вы к миру или нет, санкции будут вводиться». Это же подстава, ребята, возмущается наш евросторонник. Потому что Запад вдруг показал, что санкции вводятся ради санкций. Что их цель (точнее – мишень) – Россия, а не Украина. И изначально была таковой, во всех этих майданах и крымах. А это значит, помимо прочего, что пространство выбора лично пономаревых, «маршей мира», певцов макарбениных, просто «блогеров за мир» опять уменьшилось. Хотите – идите в горячую точку и спасайте, как Волошин, ребят с обеих сторон. Но вот это – намазать что-нибудь жовто-блакитное на лбу и удивляться, что тебе по нему врезали – это уже не проходит. Если в стороне – то совсем в стороне. Не подавая звуков. А если зудит в России больше, чем зудит – то жди массовых ответов. Особенность момента такая. Россия тоже 25 лет уклонялась от «холодной войны», но оказалось, что ее прежние оппоненты и не прекращали оной.

http://citatyizfilmov.ru/video/1682/%D0%92-%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B4-%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BB%D0%B5%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%BE%D0%BD%D0%B0

Все, что делалось эти годы, делалось именно в этой логике. От судьбы не уйдешь, она всегда догонит и – подносом!

Рецидив однополярности

Моя статья на Свободной прессе


Сейчас, когда есть какое-никакое перемирие и обмениваются пленными, как ни странно, появляется больше поводов для пессимизма. Но он связан не с Украиной или перспективами Новороссии. Это, конечно, нас самих волнует сегодня больше всего, но является сугубо производным от событий более высокого порядка.

А там как раз происходят гадости. Прежде всего – сам факт, что США вместе с их европридатком ввели свои так называемые санкции против России именно в момент, когда наметились какие-то подвижки в украинском клинче. Таким образом, всем дали четко понять – если раньше демагогическим обоснованием западного шантажа было: «точечными санкциями заставить Россию изменить свою политику в отношении Украины» (читай: позволить добить сопротивление киевскому режиму и не мешать уходу Украины в полном составе под евроатлантический контроль). То теперь все стало гораздо откровеннее: нам не важно, что там происходит на этой вашей Украине, санкции должны наносить прямой ущерб России. И все эти миротворческие проблески в конфликте становятся как раз помехой. А потому – увы – можно ожидать нового кровопролития по старой схеме: «стреляют «нацигварды» – СМИ расскажут об атаках террористов-сепаратистов – обвинят во всем Россию».

Почему я сказал о «так называемых» санкциях? Потому что нам уже пора заканчивать вестись на эту удочку Запада и называть их наглую политико-экономическую агрессию против России этим пристойным международно-правовым понятием. Четкая позиция главных органов ООН заключается в том, что в официальных документах термин «санкции» используется только в отношении мер, предпринимаемых Совбезом ООН на основании раздела VII Устава ООН. Все прочее можно называть «мерами» или «контрмерами», или как там еще будет угодно их инициаторам. Запад же, используя термин «санкции», сознательно обманывает и собственного обывателя, и ту самую мировую общественность.

Потому что,

а) Создается иллюзия некой легитимности этих действий;

б) Военный блок конкретной группировки государств мира изображается неким аналогом нейтральной международной организации типа ООН, имеющей право судить и приводить в исполнение приговоры в отношении государств, которые вообще не входят в состав самой группировки;

в) конечно же, вводящему «санкции» не может грозить никакая ответственность за его действия (ведь судей и приставов не наказывают, за то, что они выносят приговоры и приводят их в исполнение?). А всякие ответные действия того, кого «санкционируют» - фактически «сопротивление правосудию».

На самом деле мы имеем дело с откровенным шантажом, рэкетом, который применяется самым мощным субъектом международных отношений в отношении более слабого. Точнее, сегодня этот рэкет уже перешел от шантажа и вымогательства в стадию показательного избиения. Судя по всему, прав В. Третьяков: «...это война, причем уже не экономическая, а политическая. А на войне, как на войне: ты либо побеждаешь, либо терпишь поражение. И далее победитель делает с тобой все, что хочет. Так что дело давно уже не в хамоне, а в том, потеряет или нет Россия свою независимость. И все, кто против победы России, вне ее и внутри ее, - ее враги».

Поэтому – надо готовиться. Морально и материально. Будет хуже. Не смертельно, но неприятно. Но важнее всего – морально. Потому что пара десятков лет дикого капитализма нарушили очень важные связи в нашем обществе – солидарности, сострадания, чувства локтя, ощущения, что ты не один и кому-то нужен. Государство всего этого заменить не может, патерналистские ожидания тут неуместны. Когда это ослаблено, и появляется желание «навариться» на кризисе, поднять цены на отечественные аналоги «санкционных» импортных товаров и т.п. Это как те таксисты, которые заламывали цены во время теракта в Москве. Но были и те, кто вез бесплатно. И в последнее время таких становится все больше. Это показала наша готовность помогать беженцам из горящей Новороссии. И это внушает оптимизм. Именно эти внутренние связи и нити мы должны сегодня наращивать, чтобы быть готовыми к испытаниям. А не проводить дурацкие марши в Москве за победу чужого оружия, цепляя на этот свой срам фиговый листок липового пацифизма.

Есть еще одно основание думать, что мы более готовы к кризисам, чем наши оппоненты. На днях прочитал мнение американского эксперта, который сравнил нашу экономику с… тараканом. Довольно примитивный организм, но поразительно устойчивый ко всем нагрузкам и внешним воздействиям. То есть известные недостатки нашей экономики, мешающие ей быть конкурентоспособной в «мирное время», оказываются ее преимуществами в условиях испытаний. Другое сравнение эксперта, кстати: автомат Калашникова – простой и дешевый, но надежный. Не говорю, что этим стоит гордиться, однако, полагаю, что это близко к истине. Когда Кончаловский комментировал свой фильм, получивший награду на Венецианском кинофестивале, он говорил примерно в том же ключе: Запад совсем не понимает русского человека. Он не знает, что если здесь отключить электричество и телефон, то… ничего не произойдет.

Наконец – третье: мы отнюдь не одни. Мир, затаив дыхание, следит за нашей схваткой с Западом. И если к России отношение везде от нейтрального до симпатии, то Запад всех откровенно достал. Да, везде есть посольства США, которые могут обеспечить нужное голосование в ООН на радость членам секты «весьмирпротивнас». Но мир изменился, и меняем его именно мы сейчас гораздо больше, чем кто-либо другой. Не для себя, а для всех. И это видят.

Но при всем том, что пылает Украина, в эти дни появились намеки, что «направление главного удара», вполне возможно, вовсе и не тут. Вся эта история с откровенно голливудскими - «в диафрагму» - расправами исламских боевиков над американцами у нас как-то не вызвала большого шума. Мы и пострашнее вещи видим в ежедневных сводках из соседней страны. Между тем, для среднего американца эти штуки гораздо важнее любой Украины или России. Судя по всему, нобелевскому лауреату Обаме срочно понадобилось кого-то побомбить, и он к этому активно готовится.

Думаю, и у нас здесь у кого-то возникло желание «поиграть в Афганистан-2001» - опять поддержать очередной «крестовый поход» Вашингтона, ну уж коли речь о явных боевиках зашла. А тут еще ну очень вовремя один из них и в наш адрес высказался, чем сильно раззадорил Рамзана Ахматовича. Ну и вообще, легко прочитываются привычные угрозы в адрес России с ее неспокойным Кавказом. Эмоции понять можно. Но спешить с ними не стоит. Тем более, когда речь идет о таких мастерах постановочных эффектов, как США. Очень похоже, что это – очередная ловушка. Весьма рекомендую почитать, например, мнение Исраэля Шамира на сей счет в «Известиях».

Абсолютно не исключено при этом, что наше молчание (а то и одобрение) в отношении силовой операции США в Сирии может стать даже более существенным основанием для послабления «санкций» к нам, чем наше «примерное поведение» по Украине. С Украиной, судя по всему, им уже все ясно. Триумфа там никакого не светит – ни «триумфа воли», ни триумфа европейских ценностей, ни триумфа одного какого-то победителя. А будет долгая, дорогая, обескровливающая проблема для Европы (для всей Европы, а не только для ЕС), из которой уже никаких никому выгод не извлечь. Всё, что можно, все уже получили: Россия – Крым, ЕС – кусок Украины с плавающими размерами, США – кризис между Россией и Украиной, а также между Россией и ЕС, Украина – сплочение очищенного от «вредных примесей» остатка нации на единой идее «бей москалей – спасай Украину!». А дальше определяющим будет то, в какой степени игроки захотят использовать Украину для решения уже более важных задач в отношениях между собой.

Но вот Ближний Восток для США сейчас, похоже, гораздо «горячее» и важнее. И для Обамы лично – чтобы доказать наличие политических тестикул своим домашним обвинителям. И для США, чтобы напомнить всем, кто в мире хозяин. Европа деморализована и в страхе прижалась к США, Россия занята Украиной, Китай один не рискнет идти на обострение – самое время возвращать старые добрые времена. Нам ни в коем случае нельзя это проспать, несмотря на Украину, в которую нас уже сейчас профилактически тычет Керри, чтобы не мешали американской ближневосточной авантюре. Но Россия – не региональная держава. Это факт, о котором можно и нужно напомнить.