June 23rd, 2014

За нашу и вашу Свободу

Слушая наш гимн перед очередной схваткой Москвы и Брюсселя – на сей раз на футбольном поле – подумал вот о чем. Ведь когда мы поем «славься, Отечество наше свободное», мы же понимаем под этим чуть иное, чем тот же европеец, поющий свой гимн с обязательной свободой в тексте. Тот поет про индивидуальную свободу. Даже если в реальности он повязан с ног до головы ипотеками, долгами, кредитами и кредитками, выбирает между двумя либеральными партиями-клонами с разными названиями, слушает Псаки вместо альтернативных источников – он все равно уверен в своей свободе. Которой нет у русского или белоруса, зато которая теперь есть у украинца. И «отечество свободное» для него – это отечество личных свобод. Почитайте наших домашних либералов (хотя какие они домашние? Скорее дикие…) – там тоже постоянный рефрен про то, что, дескать, глупо гордиться победами-ракетами. А вы вот сделайте такую страну, где так вольно дышит человек, как в Европе обетованной. А все эти территории, ядерные щиты, космосы и духовности – это лишь ненужные и отвлекающие заморочки реликтовых диктатур и империй.

Здесь типовой неолиберал читать закончит (если начинал) – с не менее типовой мыслью про «сейчас начнется треп о ненужности русскому человеку демократии и свободы блаблабла (или, в духе тренда: ла-ла-ла)». Ну а мы пойдем дальше.

У любого вменяемого индивида личные свободы отторжения не вызывают. Однако так получилось, что наш человек, говоря про «Отечество свободное», слышит в этом – свободное от подчинения другим отечествам. Упомянутые радетели личных свобод подозревают в этом искусственно раздутую Путиным и Ко паранойю, но штука в том, что это появилось пораньше ВВП. И не на пустом месте, надо признать. Вот совсем не нашего времени человек, вне пределов Отечества и задолго до «холодной войны», Путина и даже до прихода к нам прошлого Евросоюза – аж в 1927 году пишет: «История России есть история ее самообороны: потому она и провоевала две трети своей жизни. … Из века в век наша забота была не о том, как лучше устроиться или как легче прожить, но лишь о том, чтобы вообще как-нибудь прожить, продержаться, выйти из очередной беды, одолеть очередную опасность; не как справедливость и счастье добыть, а как врага или несчастье избыть; и еще: как бы в погоне за «облегчением» и «счастьем» не развязать всеобщую губительную смуту…» (И.Ильин, «О путях России»).

Collapse )

плакат