June 20th, 2014

Угар шагает по планете

Состояние умов в остатке Украины сейчас вполне конгениально ситуации в стране. Такая смесь ура-идиотизма с апокалиптической маниакально-депрессивной эйфорией. Но это как раз понятно и, наверное, неизбежно. Люди помещены в информационную капсулу. Им докладывают, что они на днях победили коррупцию и олигархию, а теперь ведут полномасштабную войну со сверхмощной, хотя и безнадежно отсталой державой, отражая полчища азиатов в ватниках, но, почему-то, с супероружием. Дикторы, как у нас про атмосферные фронты, двигают на картах флажки своих побед, ориентируясь по фейсбуку Авакова. По классику: erste Kolonne marschiert, zweite Kolonne marschiert... Как говорит Прилепин, «в украинских учебниках описываются четыре (четыре!) русско-украинских войны. Русские о них ничего не знают, но они были, были». «А мужики-то не знают…».

Однако, повторюсь, всё это – понятно. Угарный газ в мозгу легко заместил природный в духовке. Но вот кто пугает, так это не укры на тропе войны, а ситуация с сознанием и подсознанием коллективного Запада. Вот там многое оказалось сюрпризом. Ведь, в общем-то, про себя многие из нас верили, что там таки есть широкое разнообразие мнений, а внутренняя свобода личности не даст этой личности довести себя до состояния среднего участника форума «Эха Москвы». Однако то, что мы увидели – за редкими и робкими исключениями – повергло в настоящий культурный шок.

Есть некое довольно карикатурное представление об СССР – так вот Запад, как явление, сейчас очень близок к нему, да простят меня поклонники реального Союза. Информация из России всячески блокируется, борются с комментами в сети. Цитируют только своих в стане врага, т.е. либерал-западников – как в СССР ссылались только на газеты маленьких западных компартий, которые сам СССР и содержал. Люди украдкой смотрят «Рашу тудей», чтобы получить хоть какую-то альтернативу. Так скоро и запрещенного Гергиева будут по ночам слушать сквозь помехи в музпередачах какого-нибудь Севы Колорадцева. На Крым реагируют до боли знакомым «а зато у вас геев линчуют»: «Есть такая страна, Россия, где охота на геев и кавказцев превратилась в нечто вроде национального спорта». Так и видишь Борю Моисеева, убегающего от охотников в ватниках. А Рамзан Кадыров вообще носа не кажет на улицу. Обещал вот в Свободную Украину нагрянуть за помощью. Вместе с батальоном притесняемых кавказцев.

И еще знакомое: а зато мы делаем айфоны! А также в области Голливуда мы впереди планеты всей. Кино, кстати, перешло в режим наших 30-х гг.: тупой враг со стекающей с клыков слюной – и героические и славные наши; «светлый путь» золотого миллиарда; единственно верное учение, всесильное потому что верное; шпиономания… Натовский генсек тут обвинил Россию в том, что она негласно сотрудничает с защитниками окружающей среды. То есть раньше мы обвиняли все гринписы в работе на мировой империализм, так теперь и эту ситуацию перевернули.

Опять по классике:
"Л е н и н. А что же они вам на это сказали?
Ч а с о в щ и к. Председатель собрания сказал, что Эзоп контрреволюционер и агент Антанты, а я являюсь агентом Эзопа. И меня выгнали оттуда.
Ленин, склонившись над столом, начинает смеяться. Смеется Дзержинский, смеется и сам часовщик".
(Погодин, «Кремлевские куранты»).

Когда у них пробиваются вменяемые голоса, они звучат уже откровенно алармистски: «Не Украина становится больше похожа на Америку, а Америка становится больше похожа на Украину. …Если мы не начнем в ближайшее время бойкотировать прессу, это будет значить, что демократии в Америке уже нет, ведь американцам уже давно — с 2003 года, с самого вторжения в Ирак — пора объявить бойкот своим мейнстримным масс-медиа, которые врут им нагло, долго и непрерывно».

При этом нас обвиняют ровно в том же самом. Дескать, утаивает коварный Кремль правду из-за кордонов, от независимых евроатлантических и свободных украинских СМИ, не доводит Псаки до ширнармасс. А то бы они, пучимые обретенной правдой, давно смели кремлевский режим. Судя по моему кругу общения на ФБ, большинство здесь свободно катается и по украинским, и по иностранным, и по местным пятоколонным сайтам. Я так вообще с этого день начинаю, иначе не будет драйва на новый текст. Может, и оберегает наша власть население от излишнего чтения иноресурсов (что, впрочем, нереально в эпоху интернета, где у нас болтается каждый второй взрослый, причем всё рабочее время). Но это, скорее, дабы избежать естественного эффекта после прочтения иносми – когда народ потребует немедленной ядреной бомбы на все западные столицы и нерушимой дружбы с Китаем. Так тоже нельзя.

Однако расчет на благотворность чтения иносайтов в деле чудесного превращения ватника в смокинг довольно наивен. После захода на их сайты у нас чаще возникает ощущение чего-то среднего между посещением детсадика бедных детишек-даунят и подглядыванием за обрядом секты – сочувствие к обиженным природой пополам с ужасом перед массовым помешательством. Они верили также, что личные поездки откроют глаза слепым совкам. До сих пор верят: «На каждого члена правительства, против которого ЕС вводит санкции, должна приходиться тысяча школьников и студентов, которые хотят увидеть настоящую Европу, а не тот искаженный облик, который преподносит пропаганда на российском телевидении». Понятно, что молодежь хотят возить не по задворкам Болгарии и Румынии, а по Курфюрстендамму и Шанс Элизе. Как и в СССР возили туристов в Кремль и Петергоф, а не в село Закат Коммунизма. Но наш человек все равно видит и многое из того, что на витрину не выставляют. Есть и проблемы, есть и мусор, есть и безработица (не врала пропаганда-то), есть и голодающие. Как есть и масса всего хорошего, что, впрочем, часто нельзя скопировать, как нельзя скопировать, например, века грабительского владения колониями и нынешний контроль за мировыми ресурсами и потоками.

Короче, наш читающий и сравнивающий человек принял все довольно трезво. Наши-то домашние ура-патриофобы уже давно махнули рукой на эти иллюзии, что, мол, съездят русские туда, да почитают-послушают «Свободу» и Псаки – и прозреют: «Прежде я считал, что причудливейшие представления о загранице основаны на тотальной информационной закрытости. Что, мол, если бы съездили хоть куда-нибудь или хотя бы хоть что-нибудь человеческое прочитали, то и прозрели бы как миленькие. Так нет же: вот и информация вся под рукой, да и съездили некоторые туда-сюда, а сужденья по-прежнему черпают из забытых газет…». Не убеждает ватника реальность, ну что ты будешь делать. Привык, зараза, с матчастью сверять. А то еще и «Капитал» припомнит.

Ведь «Голос Америки» хорош именно тогда, когда его нельзя сверить с реальностью. Я бы на их месте сам закрыл русских от Запада железной консульской стеной, чтобы вернуть Миф о Прекрасном Западе. Нас так долго учили любить твои запретные плоды, что мы с легкостью принесли им в жертву свою страну. А оказалось все прозаично: хочешь жить как они? Делай как они делают, а не как они говорят другим. Сиречь: защищай и продвигай свои экономические интересы, развивай интеграцию с соседями, не пускай чужих к стратегическим кускам экономики и т.п. А всем прочим болтай про «открытые общества», про «свободные рынки», про «закопайте вашу промышленность на Поле чудес в Стране демократии – и завтра уже не нужно будет работать» и т.п.

Но с нашим-то челом все понятно. А вот с ними как быть? Мне люди пишут из неближнего зарубежья, что уже с соседями стало тяжело общаться – волком глядят. Каждый русский для них – маленький Путин, который, как известно, кушает западных младенцев и геев в своем кремлевском бункере. И я даже не знаю, что посоветовать. Потому как мы все это проехали где-то в 30-е. Дальше все было уже в виде фарса. А они только в самый смак вошли.

Лучшее конечно – не уподобляться. С сочувствием смотреть на соседей-укров в турецких гостиницах, рвущихся даже на отдыхе пославагероить. И аккуратно обходить их с ихним лалала. Вы ни их, ни читателей «Washington Psaki» все равно не вылечите сами, а своим присутствием только подогреете им угар, как нацисту – видом пейсов. Ну а самим – ждать и верить, что время лечит, угары проходят, жить всем вместе на шарике придется, войну никто не любит. А у Псаки тоже появится свой Шнур, наглотавшийся аликапса, после чего она сразу добреть станет, как Печкин после халявного велосипеда. Короче, терпение и неуподобление им – вот такой мой универсальный совет.

У нас товар – у вас купец! Солоха в ожидании Ричарда Гира

Моя статья с сайта "Свободная пресса"

Менi нудно в хатi жить.
Ой, вези ж мене iз дому,
Де багацько грому, грому,
Де гопцюють все дiвки,
Де гуляють парубки!
Из старинной легенды
Н.В.Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки»

А вот что есть такого архиценного, что могла выставить Украина самому платежеспособному покупателю в мире – Западу? Ну, коль скоро оно стоило и пяти миллиардов печенек на промывание мозгов и на подмену украинской нацидеи евроатлантической, как организации бешеной агиткампании (судя по всему, начавшейся еще с олимпийской артподготовки – не ради же несчастных геев все тогда было затеяно: не тот калибр).

И всё лишь для того, чтобы приобщить к свободе 40 миллионов человек? А что мешало это сделать при Ющенко? К тому же не будем забывать Основной Закон Геополитики, выраженный в популярном анекдоте: «На Антарктиде нашли нефть. Кровавому режиму пингвинов недолго осталось править на континенте». Что ж такого нашли на Украине? Сланцевый газ? Ради этого столько шума и крови? Не выгоднее было б сделать революцию в Катаре или у саудитов – там демократии меньше, чем на Украине, а нефти – больше?

Что еще: трубы для семьи Байденов? Украинский хлеб-сало-яйки-млеко? Рынок сбыта и завоевания? Он теперь надолго ослабнет в результате развала экономики. И вообще, тогда резоннее было бы, поджигать, например, Вьетнам. Очень перспективен в последнее время. Дешевая украинская рабсила? Она и так попрет, только открой границу. И не дешевле африканской точно, зато капризнее.

Не то, не то. Почти все это мог дать и Янукович, потихоньку и без гражданских войн. Он не был ни Саддамом, ни Каддафи – непослушных, но сидящих на вожделенных ресурсах. Значит, было что-то повкуснее? Что-то, что выставила на продажу, например, и Грузия, раз ее стали накачивать деньгами и помощью. Что раньше предложили, к примеру, прибалты, коль скоро их спешно приняли в ЕС, в то время как других маринуют десятилетиями в предбаннике.

Главный и единственный «товар», который гарантирует на 100% устойчивый платежеспособный спрос, это – русофобия. На государственном уровне. В любом проявлении: от подлетного времени для ракет и авиации, как и всех прочих баз, труб, радиостанций – и до каналов влияния на российское общество изнутри. Вы можете хоть до посинения совершать демократические революции, выбирать свободу и европейские ценности, побеждать коррупцию и олигархов – все это не продать Западу, пока в сделке не замаячит его Главный интерес. А вот только он проявился, тут уже глубоко до лампочки, что у вас евроценности воплощают наци с факелами и «коктейлями Яроша», что у вас власть назначается улицей, что вы выбираете олигарха после победы над олигархами, что вы долбите авиацией жилые кварталы и не соблюдаете правила международной торговли. Вы предложили товар, на который есть высокий спрос, и цена его тем выше, чем больший вред он может нанести главному оппоненту. Может быть, это кому-то неприятно признать, но нейтральная Украина сама по себе – при всех байденах и сланцах – не имеет и малой доли той стоимости, какую имеет Украина - Антироссия.

Строго говоря, даже глупо осуждать их за это. Как и прибалтов или грузин при Мишико. Они же не обязаны любить Россию? Украину последовательно довели до ручки при всех президентах, и так получилось, что у нее осталась, фактически, единственная ценность на продажу. Она и решила выставить ее на торги, всячески подчеркивая антироссийский характер и майдана, и киевских властей. Их обер-каратель предельно откровенно говорит в ФБ (с обязательной ретрансляцией на «Эхе Авакова») «Обязуюсь и впредь работать и служить Украине так, чтоб быть максимально неудобным путинскому режиму!» Цель и смысл всех усилий – не в налаживании жизни дома, а во вредительстве соседу: куда уж наглядней.

И абсолютно справедливо уже начинает подниматься ропоток в укросетях – мол, шо за дела? Где, вообще, обещанная цена за товар? «Я за гараж родину продал», сиречь из брата врага сделал, свой дом поджог – а где бонусы? Европа нас слила? В общем-то, имеют право требовать. Ровно настолько, впрочем, насколько русские там имеют право не участвовать в этой сделке века по обмену всего проекта «Украина» на роль лимитрофа для богатого центра силы.

Допустим, есть в этом нечто от проституции, простите за грубость аналогии – но разве проститутка не вправе сама распоряжаться своим телом? Коли ей больше нечего продать – специальность не получила, вещи заложила, лето красное пропела, жить по-европейски нравится, а работать, на завод, в Таможенный союз – фи! Всё лучше стричь купоны с «европейского выбора», нежели ломать голову, чем оборванную промкооперацию с Россией компенсировать. Ветреной девице не указ судьбы других болгарий, у которых не осталось вообще национальной экономики, а одна лишь полная зависимость от брюссельского сутенера. «Со мной так, конечно же, не будет!» – уверена украинская Pretty woman, а приедет прекрасный Ричард Гир на лимузине и назовет любимой женой.

На счет любимой – не уверен. Но стричь купоны и правда можно еще долго. Во всяком случае, пока живы противоречия эпохи «холодной войны», а то и времен Данилевского. Однако роль эта не очень благодарная. Хотя бы потому, что можно, конечно, быть с Россией «небратьями», но нельзя стать «несоседями». Намного выгоднее было бы, конечно, вести себя хитрее, сося у всех маток, в полном соответствии с хрестоматийным местным колоритом. Как мать кузнеца Вакулы прекрасная Солоха, которая «…так умела причаровать к себе самых степенных козаков, что к ней хаживал и голова, и дьяк Осип Никифорович, и козак Корний Чуб, и козак Касьян Свербыгуз. И, к чести ее сказать, она умела искусно обходиться с ними. Ни одному из них и в ум не приходило, что у него есть соперник».

Впрочем, конечно же, трудно продолжать политику мудрой Солохи, когда тебя жестко поставили перед выбором: «или – или». Да и дали понять, что ценят в тебе не чары твои и галушки, а возможность подлить яду сопернику в борщ. В итоге, выбор сделан, на что и Крым с Новороссией логично сказали – «О.К., только без нас». На припевки про «это не против России», да «это просто за свободу и евроценности» никто не повелся – ни Юго-Восток, ни Крым, ни Кремль. Геополитическая подоплека всей сделки лезет в глаза и дисгармонирует с благостными напевами вокруг нее, как борода на Кончите Вурст. И, строго говоря, дело тут, скорее, не в продавце, а в покупателе. Пока есть спрос на русофобию – будет и предложение. Особенно со стороны тех, кому нечего больше продать.

Гарантией внутреннего мира и целостности «Украины 1991-2013» мог быть только мир и согласие между двумя континентальными центрами силы – Россией и Евро-Атлантикой. Когда один из полюсов попытался сместить внешнюю границу своих притязаний (ибо границы военных и государственных союзов не менее, а в чем-то и более важны, чем государственные), неизбежно заискрило. Для двусосущей теляти – Украины «довоенного» образца – режим экзистенциального выбора смерти подобен. А вот для Украины без Крыма и Новороссии он вполне возможен. Просто, как выяснилось, это тоже: «или – или». Или с Крымом и Юго-Востоком – или с русофобией на продажу. А чтоб и рыбку съесть, и девственность сохранить – не получается. Это еще Тарас Бульба сыну популярно разъяснил.