April 8th, 2014

На самом деле

И вот теперь начинает проявляться величие Замысла во всей его цинично-чекистской красе.
На каком-то этапе Путин почувствовал, что Янукович может дрогнуть, и не подпишет «похабный мир» с Антантой. На этого слабака надежды больше не было. И матерый КГБ-шник решил пустить в ход гвардию, свои лучшие силы – спецподразделение ФСБ «сектор П» во главе с подполковником Ершовым и замполитом Музыкантским. Перед ними была поставлена – и успешно выполнена – трудная задача превратить мирный митинг детей в грязное побоище. Конечно, наличие нефтепродуктов в бутылках слишком явно указывало на российский след, но тут уже не до деталей. К розливу «коктейля Молотова» по бутылкам были привлечены лучшие бармены кремлевских буфетов. Опять блестяще сработала креативная группа по руководством К.Эрнста, готовившая открытие Олимпиады: в Киеве они устроили красочное «покрышки-шоу», явили миру фантасмагорические катапульты, а коллектив московского цирка дружно прыгал на майдане под заранее зарегистрированный в Роспатенте слоган «хто не скаче…».

Одновременно на крышах были рассажены самые опытные снайперы ГРУ, которым был дан приказ мочить без разбору, чтобы потом все свалить на Януковича. Разумеется, самой нерешаемой задачей представлялась именно пропагандистская. Ведь только идиоту было бы не ясно, что единственный, кому невыгодна кровь – это Янукович. Но агитбригада сопровождения справилась с задачей блестяще, майор Киселев представлен к государственной награде, в том числе – за кураторство украинских СМИ в русле тотального единомыслия.

Предельно трудной миссией было привести к власти наименее компетентных политиков, которые бы сделали все возможное для проведения операции «Крым». На начальном этапе комбинация из представителя травматичного для головного мозга вида спорта, человека с нулевой харизмой и ультра-националиста представлялась идеальной. И эта часть прошла безукоризненно: вовремя заговорили о запрете русского языка, оперативно доставили портреты С.Бандеры, по всей Украине спецгруппы ФСБ дружно работали под беспредельщиков, захватывая административные здания и валя памятники Ленину. Увы, не обошлось без обычных уже для наших силовиков эксцессов – кое-где под шумок они отжали бизнес. Но это можно считать премией за хорошую работу.

Практически безупречно сработала агент «Юля» (если не считать прокола с костылями при каблуках-шпильках, в остальном – филигранная работа), в том числе – с ее телефонными утечками. По просьбе отечественных производителей кондитерских изделий кандидату Порошенко референтами подброшена идея с блокадой российских конфет, что гарантирует в будущем полное выдавливание его продукции с российского рынка. Отлично потрудились и наши агенты в ЕС и в МВФ, наглядно показавшие разницу между обещаниями майдану и постмайданной реальностью. Оперативно организована проверка боеготовности вооруженных сил Украины и ее мобилизационных ресурсов. Оплачено всё за счет сбора средств населения на нужды армии. Из них же готовятся новые затяжные майданы на все случаи жизни. Всю работу на месте успешно координирует Владислав Сурков (Дарт Вейдер).

Очередные задачи очевидны: ни в коем случае не дать Украине свернуть с «европейского выбора». Как и с европейских цен на товары и услуги. Добиться кратного увеличения расходов на вооружения и самим же продать их через посредников. Постоянно поддерживать боевой дух населения ожиданием немедленной войны с Россией, чтобы не отвлекались на наведение порядка. Обеспечить бесконечный поток обещаний поддержки НАТО с воздуха, МВФ из телевизора и Словакии из газовой трубы. Железно гарантировать членство Украины в ЕС, «Большой восьмерке», Совбезе ООН и Лиге сексуальных реформ в текущем столетии. И, конечно же, сделать все возможное и любой ценой, чтобы нынешний состав правящих политиков ни в коем случае не менялся. Ибо подготовка и внедрение новых деятелей такого же класса разрушительности потребует практически неподъемных для российского бюджета усилий и средств.

Музыкальная пауза

Музыкальное.
Тут Дмитрий-«крысутошнит»-Быков открыл сезон переделки макаревичевых текстов.
Мы, конечно, в радикально разных весовых категориях с Поэтом и Гражданином многих отечеств. Но я тоже рискнул прогнуться под изменчивый тренд и поупражняться в непривычном жанре.

Короче – поём:

Вот море молодых колышет русский фейсбук,
И тут такой я выполз из тьмы.
Они либерализм не переносят на дух
Они не такие, как мы.
Не манит их уже наш мышеловочный сыр,
Не возбуждает старый матрас

Не станут прогибаться и под западный мир -
Как сделал это каждый из нас,
Прогнулся уже каждый из нас.

Один мой друг, он стоил двух, он ждать не привык;
Он вышел убивать на майдан.
С друзьями проверял страну на прочность и вмиг -
От них же получил по мордам.
Ну что же, спи спокойно, Сашко Бiлый кумир,
Пугал ты безоружных не раз,

Не стоит обижаться на изменчивый мир -
Ведь все равно обманет он вас,
Однажды он обует и нас.

Другой мой кореш раньше на Болото ходил,
Собрал вокруг одних чудаков.
Он был как все и тоже вместе с нами бубнил:
Ну нету у России врагов!
И жизнь его неспешно утекает в сортир,
Видал я и такое не раз.

Не стоит восхвалять «цивилизованный мир» -
Давно он отвернулся от нас,
Банально он использует нас.

Пусть песнь их о «любви» давно затерта до дыр
Пускай они нас кинут не раз,

Прогнемся под всесильный атлантический мир
А вдруг и он нагнется до нас?
Однажды он оценит и нас.
Однажды он одарит и нас.

Из жизни проигравших

У вас ведь наверняка тоже так бывает, когда встаешь утром добрый и хочешь всех любить и всех простить. Ровно до того момента, когда прочитаешь бодрящие блоги где-нибудь на «Эхе» или из вильной соседки-незалэжки. Которые разом тебе, чму национал-патриотическому, объяснят, кто ты, зачем и почему. И понимаешь сразу, что явно поспешил всепростить.

Я всегда считал, что и телевидение имени Киселева-Мамонтова существует исключительно для тех, кого оно искренне возмущает. «Нет вы слыхали, что он там выдал?!». «Кошмар, чем Кремль людям мозги забивает!». Ну и т.д. Потому что я, например, про какую-то атомную неприличность у Киселева узнал как раз из «вражьих голосов». А ведь все остальные – самый преданный киселевский электорат внутри и – еще более – вне России, таки всерьез перепугался. Эстония еще три самолета запросила. Польша для укрепления генофонда пять тысяч истинных заокеанских морпехов на развод затребовала, не доверяя этим еврослабакам. Я теперь с тревогой слежу за сообщениями про злосчастный американский Йеллоустоун – так и ждешь, что напуганные американцы скажут: «все, русские, уговорили – гол БЫЛ! Хрен с ними, со сдвинутыми воротами. Только с вулканом обождите, О.К.?».

В русских всем доставляет то, что они – непредсказуемы. По ним даже непонятно, как они на санкции среагируют, в отличие от всех прочих народов. Которые покорно в угол встают. А русские то ржут, то обратку санкционную включают. И вообще. Ведь объяснила Чуркину подруга Саманта-ооновская: «вы же проигравшие! Вам нельзя!». То есть понимаете? Они все это время жили с диким комплексом победителей. Вот у немцев был комплекс проигравших в Первой мировой, на чем успешно вырос нацизм. А эти ребята четверть века живут с комплексом победителей: ну как же так? Русский должен делать только то, что мы ему скажем. Он не имеет права защищать юго-осетин, признавать референдумы, назначать цены на газ, отвечать на санкции, требовать уважения к своим интересам. Ведь мы победили! Или…?

Оказалось – или. Дело в том, что, как вдруг неожиданно выяснилось, русские в нелиберальном большинстве своем, вообще-то, отнюдь не считали себя проигравшими. Они вышли из «холодной войны», сами распустили свой военный союз, без торга воссоединили Германию – и все это только и исключительно потому, что – наигрались. Отказались от идеологии, про которую нам говорили, что она – единственная причина конфронтации. О.К. – убираем причину, мы теперь с вами одной крови, дружба-фройндшафт?

А вот хрен. Тут вдруг выяснилось, что дело не в идеологии. Что бывшие антисоветчики, не переводя дыхания, переквалифицировались в русофобы. Что они вообще ни дня, ни секундочки не были антикоммунистами. Что им просто любая живая и шевелящаяся Россия глаза застит, будь она под царем, генсеком или трехкратным президентом. НАТО радостно побежало расширяться именно тогда, когда в России Царь-Борис самозабвенно дирижировал чужими оркестрами. В то время как у него самого в стране всем дирижировали чужие капельмейстеры. А набежавшая в НАТО еврошелупонь стала азартно натравливать своих новых хозяев на прежнего. В отместку за то, что и у старого хозяина они были не на первых ролях. Они тоже видели ситуацию не как: «ура, война закончилась!», а - «ура, мы вовремя перебежали от проигравшего к победителю! Давайте теперь добивать раненого!». Как быстро сориентировался Весельчак У, сдавая земным победителям своего старого приятеля: «не верьте ему, это Глот с планеты Катрук!».

В этом и разгадка, почему и наши домашние перебежчики все время выступают не на стороне своей страны. Они тоже считают, что Россия имеет несмываемый статус проигравшего, со всеми вытекающими репарациями и контрибуциями. А самих себя, евроинтегрированных, они подчеркнуто относят к стороне победителей – «всего мирового сообщества» и «цивилизованных стран». Именно поэтому они, где могут, дистанцируются от страны-пораженца, потирая ручки, когда «победители» голосуют в ООН или что-то там заявляют от лица «мирового сообщества». Надо ли объяснять, что любые вставания их страны с колен, оплеухи атакующим грузинам и воссоединения с русскими творят с их шаблоном тот ядерный кошмар, которым грозил Киселев Америке? Это ж как для украинского полицая, искренне поверившего в то, что «немец – это силища!», встречать вдруг через пару лет доблестную Красную Армию. «Блин, шо ж я так лоханулся-то, не на тех поставил?». Писатель Зиновьев говорил: ежели б я знал, что сделают с моей страной, я б в прежние годы ни за что перо в руки не взял – антисоветские тексты писать. Но мы-то теперь точно знаем, что именно могут сделать со страной. А потому рука сама тянется к клавиатуре класса Парабеллум. Si vis pacem, para bellum – тиха украинская ночь, но Крым лучше перепрятать. Все только начинается, господа присяжные!

Либерализм потерпевших

Моя статья на "Свободной прессе"

Новый раскол: «романтизм» против здравомыслия

На недавнем «Поединке» у Соловьева Николай Злобин высказал своему фееричному визави Проханову весьма важную мысль, которая, как принято говорить, «всё объясняет»: вот американцы озабочены исключительно домашними делами – своей деревней, штатом, максимум – страной. Внешняя политика – удел немногих интеллектуалов, партийных «мозговых центров». А русские не занимаются не то что своей страной – даже своим двором или лифтом. Зато их хлебом не корми – дай порассуждать о мировых проблемах, о чужих странах, народах и правителях. Поэтому у нас, дескать, и Америка всегда и во всем виновата.

Собственно, если кому-то не лень вчитаться в претензии наших домашних либералов, то почти все обвинения сведутся именно к тому же: внешняя политика как «операция прикрытия» для внутренней. Украина? Возбудить «анчоусов» пропагандой и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. Крым? Развязать национал-патриотический угар и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. Санкции, угроза изоляции? Обвинить во всех бедах Запад и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. А вот «правильные» страны не заморачиваются чужими проблемами, но строят правильные системы, поэтому у них люди живут правильно.

И действительно – а почему люди в самой вооруженной стране мира, отгороженной от всех сильных врагов океанами, не пережившей ни одной агрессии, таки не думают о внешних делах, а пашут, сеют и строят, и гордятся общественным строем? И почему русские, пережившие за пару веков несколько нашествий, что называется, «на убой», по своей генетической памяти полагают, что лучше сегодня недоесть, чем завтра быть без «тополей» с самыми ядреными боеголовками? Власть эту народную генетику нещадно и корыстно эксплуатирует, хотя ныне никакой угрозы нет, не так ли?

Ну вот, собственно, мы и попали в нерв. В этом – суть сегодняшнего раскола. А проходит он не по отношению к власти, к ее внутренней или внешней политике. Не по отношению к майдану и присоединенному Крыму – это, скорее, следствие. Наш интеллектуальный, в первую очередь, класс разделился не на государственников и либералов, и даже не на национал-патриотов и национал-предателей, а, я бы сказал, на геополитиков и романтиков.

Геополитики считают, что если вокруг твоей страны базы чужого военного альянса, если оный расширяется никак не на Сахару, если Европа в который исторический раз объединилась без России под единым командованием и раз за разом объясняет, почему Россия вредна как явление, то последнее, на чем нужно экономить – это ядерный щит. Не потому, что нам конкретно не нравятся австрийские курорты или чешское пиво. А просто по генетической памяти, которая, зараза, не подводит. Которая, в том числе, помнит, что до евроинтеграции через майдан была евроинтеграция через Майданек.

Романтики же мыслят предельно просто: меня на испанском пляже и в парижском ресторане никто ни разу не обидел, там всем глубоко пофиг, из России ты или из Австралии – так РАЗВЕ МОГУТ ЭТИ МИЛЫЕ ЛЮДИ ХОТЕТЬ ЗЛА мне и моей стране? Имеют право так думать? Ну а почему – нет? Их ведь лично и правда не обидели. Печей Освенцима не замечено, танковые корпуса Гудериана на границе не скапливаются, все вокруг поют о правах человека, свободе и демократии. А кто хочет мира дома, обязательно хочет мира вовне.

Collapse )
Увы, мы еще долго не сможем позволить себе романтиков у власти. До тех пор, по крайней мере, пока таковые не окажутся у власти в странах с более сильными вооружениями и с богатыми портфолио агрессий против нашей страны. Счастливые пенсионеры на 6-м флоте не плавают. Никто не мешает и нашему романтику делать все для того, чтобы наши же пенсионеры были более счастливыми. Заниматься лифтами, подъездами, вывозом мусора с дач, а не вышвыриванием его в соседний лес. Но тут оказывается, что нашему романтику тоже интереснее корить нас чужим пенсионером и чужими дорогами. Что наш романтик – тот же геополитик, просто на другой стороне. Это наше всё Александр-свет Сергеевич мог себе позволить сказать: «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство». Нашему презирателю не просто не досадно, он еще и специально поедет к иностранцу, чтобы поподробнее рассказать про наши беды и про то, как нас больнее наказать. А скажешь ему про национал-предателя – обидится. Все исключительно от высоких чувств-с. Даже от патриотизма, как он его понимает. Хотя и любит кокетничать фразой про «патриотизм – последнее убежище негодяев». А, кстати, верно. Патриотизм – это САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ, к чему прибегнет негодяй. Обычно, как показывает опыт, он до патриотизма и не доходит, а застревает на либерализме.