February 28th, 2014

А судьи кто?

Нам тут казалось нонсенсом, что хоккей с участием американцев судит американский судья. Нонсенс в итоге вылился в сдвинутые ворота и в счет не в нашу пользу. Я все понимаю – надо лучше играть, биться за честь и т.п. Однако в условиях предвзятого судейства надо быть на две головы сильнее соперника – а где ж таких соперников взять? При прочих равных в игре победит судья, коли у него есть свой интерес.

Увы, так же и в мировой политике. Мы же не можем сказать «мировой общественности», чтобы она не читала советских (т.е. единодушных либерал-западных) газет с утра. А нео-советские газеты с оруэлловской прямотой в очередной раз объяснили пастве, кто тут у нас хорошие, а кто – плохие в украинских событиях.

И вы можете быть хоть 1000 раз правы, доказывать и показывать зверства «онижедетей», истинное мурло бандеровцев или настроения восточных регионов – к гадалке не ходи, «судья» рассудит как надо. У майдана была железная ставка на мировой информационный фон – на судью. А при таком раскладе можно выходить и студентам против профи. Их уже в утробе своей неньки объявили «хорошими» только за то, что они против русских. Остальное – мелочи: сколько их, какими методами они действуют, есть ли среди них наци или поцы и т.п. Все это с успехом проделали до них косовары и грузины, чеченские, сирийские, ливийские, иракские «борцы за свободу» - и каждый раз ставка оправдывалась на 100%: все они оказывались «хорошей» стороной конфликта с правом оттягиваться на своих врагах вволю. А оттягивались они от души – там было и уничтожение памятников ЮНЕСКО, и вырезание у живых людей органов на продажу, и силовые расправы над безоружными, и даже пожирание органов своих врагов. Хоть бы хны – все равно «мировая общественность» узнает только про несчастного гея, которого не пустили с иллюстрациями в российские детсады, про «двушечку» настоящим угнетенным, да про унитазы в Сочи или в Межигорье. Фашизм такой фашизм ага.

На наших глазах вершится усердная работа по написанию новой главы в учебниках, по которым наши времена будут оценивать завтрашние дети и послезавтрашние правители. В сегодняшних учебниках расправа над Югославией, Ираком или Ливией не то, что оправдывается – а считается вполне полезной и гуманной, как отстрел некондиционных жирафов. Трибунал по бывшей Югославии до сих пор судит не тех, кто это заварил, а тех, кто тогда не отсиделся на диванах и в фейсбуках, когда их страну расчленяли. Кровищи там до хрена, на разных руках, но в «Краткий курс истории продвижения демократии» аккуратно вписывают версию «независимого судьи».

Россия в украинском конфликте при любом раскладе будет считаться агрессором, даже если она вообще никуда не будет вмешиваться – «но ведь мысль-то, небось, у нее такая была? То-то». За одно это мыслепреступление ее уже нужно ежедневно к позорному медиа-столбу. И они ежедневно собираются на свои сходки, чтобы штамповать свои озабоченности: «Россия ни в коем случае не должна вмешиваться». Именно потому, что сами в такой ситуации уже раз двести бы вмешались. Но судья-то – свой, он каждый день рассказывает «мировой общественности»: «видите, сколько крови, какие страшные дядьки со щитами, огонь-погром-разгром? Это все Россия виновата, так и знайте. Главное – остановить ее во что бы то ни стало! Если она, даже никуда не двигаясь и молча такие ужасы творит, то представьте только, ЧТО будет с мирными студентами и беззащитными демократиями, если она заговорит и встанет?!». И обыватель верит, волнуется, боится страшной России и переживает за бедных студентов «правого сектора».

Нет никакого честного соперничества за Украину, спора аргументов, экономик или идеологий. А есть очередная игра краплеными картами и сдвинутыми воротами: или смирись, что тебя обманывают, или готовься примерить маску всемирного зла, агрессора и фашиста для всех учебников. И в этой игре, ей-Богу, все эти «правые сектора» - еще не самые подлые.

Троллинг - оружие пролетариата

Такое ощущение, что основным инструментом внешней (впрочем, уже, и внутренней) политики Кремля и, видимо, самого Путина стал массивный троллинг. И это достаточно ново для нас, поскольку ранее мы всегда делали ставку на что-то долгосрочное международно-правовое и дипломатическое. Один из самых первых опытов – известный марш-бросок сводного батальона ВДВ в аэропорт Приштины под носом британского KFOR в ночь на 12 июня 1999 г. Тогда это не потрясло основы мироздания, но потрясло своей наглостью.

Сегодня троллинг прочно засел в арсенале отечественной политики, начиная от резких посадок и высадок каких-нибудь любимых Западом персон, пролетов боевых самолетов в неожиданных местах, доставания из кармана 15 миллиардов на облом договора Украины с ЕС, и заканчивая заботой о правах человека на Западе. В самостоятельный вид троллинга превратились, в частности, масштабные военные учения. Когда воображаемый противник в сугубо пропагандистских целях (т.е. сам в это не веря) шумит – заклинаем Россию от военных действий, не дай Бог она сейчас сделает какие-то перемещения кораблями или танками, для всякого тролля это, естественно, прямое руководство к действиям: просто пренепременно получИте, да не кораблями, а целыми армиями.

Они стращали своего обывателя – вот оно сейчас Путин ка-ак нападет на Крым, в полной уверенности, что по «канонам» правильной политики Путин должен тут же решительно дезавуировать все эти инсинуации и заверить мировую общественность в уважении выбора украинского народа. А он молчит. И чем дольше молчит, тем большую панику это вызывает: блин, а вдруг он и правда нападет?! Или все же нет…?!! Театральная пауза в данной ситуации оказалась троллингом высшего порядка, когда заметались сразу все оппоненты – что же делать? Давать – не давать денег Украине? Обещать – не обещать членство в ЕС? Пугать – не пугать войсками? Они заранее напризнавали все, что делает самоназначенная власть в Киеве, а Россия усмехается. И проводит военные учения. И держит паузу. Понятно, что вечно ее держать нельзя, но вероятность чужой ошибки вдруг выросла до критических величин, поскольку любой ход на доске в условиях цугцванга оказывается чреватым проблемами на свою голову.

Можно, конечно, сетовать на то, что несолидно такой приличной державе заниматься откровенным подкалыванием своих оппонентов. Но, ребята, вы ж сами к этому привели ситуацию, когда любые вменяемые переговоры с вами дают нулевой эффект: ты им про то, что нельзя НАТО расширять и ПРО одностороннюю в Европе делать – они кивают и расширяют, да делают. Ты им – нельзя на другие страны нападать, даже если вам не нравятся их правители, они: «ага, нельзя», и – обязательно нападают.
Наконец Путину с Лавровым, похоже, это надоело, и они стали троллить своих непрошибаемых партнеров. И – чудо: «яйца подействовали!».

Ведь вот что полагается делать европейскому политику, когда про него признанные авторитеты гневно говорят: «Он диктатор!»? Ясное дело: оправдываться, доказывать – вы не так поняли, а давайте поторгуемся, да я больше не буду, а как мне все загладить, только не обзывайте страшным словом… А тут вместо этого: «Ага, еще какой диктатор, хоть все стены в туалетах своими списками Магнитского обклейте и все спины пуссями испишите, я вам ща тут еще Сноудена с Януковичем укрою – хрен достанете. И будем вместе вас троллить».

Я не знаю, как долго это будет продолжаться. Но, на самом деле, если они сами не перейдут от своих истерик в наш адрес к обычной и скучной политике, мне кажется, путинский троллинг скоро приведет к тому, что будет пройдена критическая отметка, за которой напыщенная серьезность Европы и Америки на тему ценностей и свободы превратятся в объект всеобщей и тотальной иронии.
Ну а пока – улыбайтесь господа! И чур я первый издам книжку «Тираны шутят».

Из жизни глобальных диссидентов

А давайте представим на секунду, что весь наш мир – это как бы одно государство. Что, в общем-то, уже и не трудно: о мировом правительстве поговаривают давно, границы проницаемы, информация течет со скоростью клика и лайка, машины, гаджеты и фильмы у всех одинаковые, экономика и СМИ глобальны, Олимпиаду с пивом и поп-корном смотрят 3 миллиарда разом.

И что у нас получается? А государство-то получается довольно авторитарное, со многими пороками, в которых обвиняют, например, нынешнюю Россию: богатства, ресурсы и власть в руках меньшинства, небольшой средний класс и масса бедных и даже нищих. СМИ жестко в руках центральной власти, инакомыслие глушится, а обыватель зомбирован… эээ… «глобалвизором». Единая и весьма нетерпимая к инакомыслию идеология и никакой сменяемости власти. Силовики мощью беспрецедентного в истории альянса охраняют интересы богатого меньшинства и жестко, без суда и следствия, подавляют очаги сопротивления и все попытки «зажать» нефть вне контроля из Центра. Технологии, центробанк, «фабрики грез» - у них, и обслуживают тоже их, убеждая бедных, что они бедны только потому, что просто не умеют «встроиться в рынок». Социальных лифтов практически нет (хотя азиатский клан заметно вырос, потому что кто-то таки должен производить гаджеты в этом мире). В общем, на мировом уровне вылезают почти все те гадости, которые ставят в вину нам. В чем-то справедливо, в чем-то – лукаво. Но – не суть.

Но что тогда получается с политикой? А получается совсем иная картина, нежели нам ее подают на внутреннем уровне. Поскольку диссидентами в этом глобальном государстве становятся вовсе не те, кто ими является в обычных государствах. Диссиденты – это антиглобалисты, националисты, правые, левые и прочие глобальные «несогласные». Те, кто недовольны этим порядком, а не те, кто его насаждает и пропагандирует.

Выходит-то, что диссидент – Путин, а не «Эхо Москвы». Лукашенко, а не Новодворская. Асад, а не Гавел. Иран, а не Грузия. И когда наши болотно-майданные силы начинают выступать с лозунгами в защиту «европейских ценностей», они весьма лукавят, представляя себя маленькими, беззащитными, но отважными Давидами, бросившими вызов Голиафу. Всесильному монстру Тирании и Молоху тотального Государства. На самом-то деле они и есть вестники и миссионеры правящей планетарной силы, у которой, как говорит Лев Щаранский, есть под рукой 6-й флот США. А заодно и пятая власть Си-Эн-Эн, и безбрежные кошельки центробанков США и ЕС, и все прочие атрибуты глобальной власти. Российские либеральные оппозиционеры - не диссиденты, а как раз самые настоящие сатрапы режима - просто наднационального уровня.

Согласитесь, это несколько меняет расклады и акценты в понимании ситуации. Ты рискуешь двушечкой, синяком или ночью в КПЗ, но гарантируешь себе мировую славу и поддержку. Ты не можешь собрать на выборах больше 3% голосов соотечественников, зато тебя охотно рукопожмут «в лучших домах Лондона и Филадельфии», и процитируют на многомиллионные аудитории. Ты можешь выстраивать коррупционные схемы и даже убивать неугодных мэров городов, но окажись на правильной стороне – и станешь политзаключенным и преследуемым за убеждения.
Самое смешное, что когда Киселев или Мамонтов верно служат национальному режиму, это вызывает неприязнь. Но когда такое же верноподданичество глобальной идее выражают наши Эхо-дождевые псевдо-диссиденты, то это никого не смущает. Напротив – это выглядит отважным и давидо-голиафным.

Когда «смелые девочки» из «Пусси» и прочие «беззащитные геи» получают поддержку глобальных СМИ и разных артистов с нобелевскими лауреатами в роли «полезных идиотов» глобального режима – как-то язык не повернется назвать их диссидентами и сопротивленцами какому-то большому злу, если над этим злом есть зло покрупнее, поавторитарнее, посильнее и побогаче. Риски, конечно, есть – но у Асада (как ранее у Милошевича) они гораздо больше. И почему-то у меня гораздо большее уважение вызывают те, кто стоял на белградских мостах с табличками-мишенями на груди, ожидая бомбардировок НАТО. И перед бойцами из «Беркута», защищавшими свой оплот сопротивления глобальному режиму, гораздо больше хочется склонить голову, чем перед глобалистами с евромайдана, немедленно поддержанными НАТО и мировыми СМИ.
Вы как хотите, а я – с диссидентами. Мы еще посопротивляемся.