January 28th, 2014

До нынешней евроинтеграции через майдан была прошлая через Майданек

Вот "До///дь", который сейчас хлопает глазами: " а почему блокадники не ели пирожные?... хлоп хлоп... Почему ж не сдали город? Ну если и не баварское пили б, то все равно был бы ужас, но ведь не ужас-ужас же?" - так вот это "жжж" совсем неспроста.
Это признак реальной евроинтегрированности нашего креативного класса (можно поздравить, кстати) вплоть до полного восприятия евромышления и, в частности, евровзгляда на ключевые события прошлого.

Потому что Гитлер - это, конечно, тот самый ужас-ужас, но про себя у европейца часто есть такая противная мыслишка, что самые-то страсти достались евреям ("ну заскок такой был у фюрера, но кто их, положа руку на кошелек, вообще любит?"), цыганам ("это которых сами не знаем куда выселить из Европы") и прочим неполноценным ("но они и сейчас не могут у себя демократию создать, может оно - того - и правда дело в расовых отличиях? Нет, мы не расисты, но - фактыы!").
А с "хорошими" народами наци ничего такого не делали - фото оккупированного Парижа  отличаются от фото неоккупированного наличием чужих мундиров. В остальном все как раньше: кафе-кино работают, парижане на великах, девушки улыбаются, злые фашисты с ними кокетничают. То есть, конечно, противно, что чужие хозяйничают - но не до абажуров же, в самом деле?

А где надо - покаялись. Все что должен - прощаю. Как зарубку на память оставили Холокост: да, тут слишком все документально, не отвертишься, да и евреи умеют копать. Фашизм - плохо, потому что - Аушвиц, Холокост. 27-го января 1944 года Освенцим освободила Красная Армия. Теперь этот день во всем мире отмечается как Международный день памяти жертв Холокоста.
А Международного дня памяти жертв среди мирного населения СССР нет. Хотя их убили, сожгли, вспороли штыками, заживо зарыли больше, чем евреев. И потому даже клей с обоев и трупоедство в блокаде - это для жителей Ленинграда не так чудовищно, как пришествие к ним прошлого евросоюза. Потому что и мы генетически помним, что перед нынешней евроинтеграцией через майдан была прошлая евроинтеграция через Майданек. И это не мы вам, а вы нам должны доказывать, что вы теперь - другие, и всё изменилось

Опять напомню: для современной Европы день Холокоста есть, а намного большее число мирных жертв в СССР - совсем другая история. Неравноценная. Да, евреев уничтожали прицельно. Но нас вообще не считали за людей. Русские - это которые пришли насиловать немок и полячек. Варвары, в общем-то (см. опять фото оккупированного Парижа). И пусть тоже покаются за свое варварство. Немцы-то за Холокост извинились. Вилли Брандт даже перед католико-социалистическими поляками коленопреклонился (хотя многие ему и этого не простили). Но все, что восточнее - это уже не заслуживает не только специального дня - даже специального покаяния. И что-то пока останавливает от вывода, что это все легко улетучилось напрочь. Что у всех майданов нет ТЕХ корней. Уж очень легко цивилизованная Европа принимает демократов-бутылочников Тягнибока, как ранее балтийских легионеров. Опять - пусть фашисты, но зато они против русских?

Ребята, не надо иллюзий. Против нас всегда была ДРУГАЯ война. Понимаемая как - цивилизация против варварства. Кто там считает убитых орков с их орчихами да орчатами? Одна немка, изнасилованная русским варваром (у которого дома ее муж с приятелями бросил на штык его детишек и заживо сжег жену), безусловно перевесит на "Страсбургском суде Истории" миллион убитых славян.

Но страшно не это. Страшно то, что это все же живо. Не только наличием Холокоста при отсутствии столь же страшного, навеки отпечатанного в каждом евромозгу Русокоста. Но и подсознательным восприятием, что даже самый кошмарный наци - все ж таки европеец (знаете, какими темпами их досрочно выпускали союзники - и как легко интегрировали в Новую Европу?).
А русский - другой расы. До сих пор. Поэтому он не принимает демократии, поэтому к нему неприменимы цивилизованные правила (вроде обещаний не расширять НАТО), поэтому он никогда не будет в единой Европе, даже в роли украрбайтера.
Мы имеем право быть настороженными и вооруженными. Оно нам дано замученными в Ленинграде. И теми, кто освобождал Освенцим. В тот раз, когда варвары напали на цивилизацию.